Россия как место разрешения споров

In Post Releases, Press Releases, Обзоры мероприятий, События by Виктория Хайруллина0 Comments

Поделитесь:

28 ноября Российский национальный комитет Международной торговой палаты (ICC Russia) при поддержке Международного арбитражного суда ICC провел юбилейную X Международную арбитражную конференцию «Россия как место разрешения споров».  В мероприятии приняли участие более 120 участников из 10 стран мира.

Конференцию открыла Генеральный секретарь ICC Russia Татьяна Монэгэн. Она подчеркнула, что конференция проводится уже в десятый раз и ставит своей целью популяризацию арбитража в России и продвижение российских арбитров на международной арене. Т. Монэгэн поприветствовала участников и пожелала плодотворной работы.

Продолжил открытие конференции Михаил Гальперин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека – заместитель Министра юстиции Российской Федерации. Отметил, что настоящая конференция является важным арбитражным событием, в котором Министерство юстиции традиционно принимает участие. Рассказал о предпосылках третейской реформы, деятельности Совета по совершенствованию третейского разбирательства и текущей ситуации касательно аккредитации третейских судов.

Далее к аудитории обратился Алексис Мур, президент Международного арбитражного суда ICC (Париж). Он поблагодарил ICC Russia за приглашение и М. Гальперина за встречу перед конференцией. А. Мур позитивно оценил перспективы для дальнейшего сотрудничества Суда ICC и Минюста России по линии развития арбитража. Сообщил, что Суд ICC активно открывает свои представительства в различных регионах. Однако вопрос относительно получения разрешения для администрирования споров на территории России еще не обсуждался.

К приветствию также присоединился Хироши Ода, профессор Университетского колледжа Лондона, член Международного арбитражного суда ICC (Токио). Он поделился своими рассуждениями о популяризации России как места арбитража, обозначил вопросы, подлежащие разрешению на следующем этапе.

Первая сессия под названием «ICC Kitchen: назначение арбитров и администрирование споров» прошла в формате живой дискуссии. Модератором сессии выступил Владимир Хвалей, вице-президент Международного арбитражного суда ICC, партнер Baker McKenzie, председатель Арбитражной комиссии ICC Russia (Москва). Он отметил, что Суд ICC является лидером по разрешению споров.

Партнер лондонского офиса Linklaters Бен Кэрролл поведал о так называемых слухах на рынке относительно времени и процесса назначения арбитров, «черных списках» арбитров. Он сообщил, что отзывы его клиентов относительно подбора арбитров и времени их назначения весьма положительные.

Жива Филипич, ведущий советник секретариата Суда ICC, показала статистику Суда ICC за 2016 год, согласно которой в 56% случаях стороны выбирали арбитров, кандидатуры которых в последствии были утверждены Генеральным секретарем либо Судом; в 16 % случаев — Суд назначал арбитров по предложениям, поступающим от Национальных комитетов; только в 12% — Суд назначал арбитров напрямую. Кроме того, Жива отметила, что в 2016 году было назначено 1411 арбитров из 76 стран. С каждым годом наблюдается рост частоты назначения женщин, выступающих в качестве президента трибунала, со-арбитра и единоличного арбитра. За 2016 год Суд ICC рассмотрел 20 дел с участием российских сторон, в 6 из них были назначены российские арбитры, получил 4 предложения от Российского национального комитета.

Далее Алексис Мур пояснил, что Суд ICC, как правило, обращается в Национальные комитеты с запросом о назначении арбитров, за исключением случаев, когда одной из сторон является государственный субъект. Несомненно, случаи обращения секретариата Суда являются более частыми в те национальные комитеты, где процедура выбора арбитров прозрачна и независима. А Мур добавил, что поддержка начинающих арбитров является частью проводимой Судом политики. Он подробно осветил критерии отбора арбитров. Отметил, что секретариат знает о каждом случае некорректного поведения того или иного арбитра при рассмотрении дела, а Суд несомненно обладает «хорошей памятью».

Юлия Загонек, партнер White&Case (Лондон, Москва), являясь членом Комитета по назначениям ICC Russia, рассказала о том, что Комитет состоит из 5 человек, избираемых из состава Арбитражной комиссии ICC Russia. Каждый год в Комитете происходит ротация: выбывают 2 человека и избираются 2 новых. После получения запроса от секретариата Суда о номинировании арбитра, Комитет по назначениям внимательно изучает требования к кандидату. Каждый член Комитета предоставляет кандидатуры арбитров, далее посредством голосования избирается один арбитр. По словам Ю. Загонек, Комитет имеет реестр рекомендованных арбитров. Для включения в реестр арбитрам необходимо направить в адрес Комитета резюме по форме, установленной Судом ICC, где необходимо отразить свой профессиональный опыт. Реестр постоянно пополняется как опытными, так и молодыми арбитрами.

Вторая сессия «Ускоренная арбитражная процедура по правилам ICC: первые месяцы применения новых положений» прошла в необычном для конференции формате Q&A. Модератором выступила Юлия Попелышева, советник Clifford Chance (Москва).

Открыл сессию по видеоконференцсвязи Хосе Ферис, партнер Squire Patton Boggs (Париж), бывший заместитель Генерального секретаря Суда ICC. Он отметил, что за последние годы количество поступающих в Суд дел по небольшим исковым требованиям (менее 2 млн долларов) стало резко возрастать. Это обусловило необходимость создания особого механизма в целях администрирования подобных дел с максимальной эффективностью. Так, с 1 марта 2017 вступили в силу и действуют до настоящего момента правила об ускоренной процедуре ICC (the ICC Expedited Rules).

Спикеры сессии Андрей Панов, старший юрист Norton Rose Fulbright (Москва), Доминик Пелью, партнер Dentons (Лондон), Илья Никифоров, вице-председатель Комиссии ICC по арбитражу и дружественному разрешению споров; арбитр; преподаватель Санкт-Петербургского государственного университета (Санкт-Петербург), обменялись опытом и рассуждениями по таким вопросам, как:

  • является ли ускоренная арбитражная процедура будущим международного арбитража;
  • требуют ли правила ускоренного арбитража привлечение нового поколения арбитров и представителей сторон;
  • могут ли арбитры по простому иску о взыскании долга (к примеру, по кредитному договору) повести себя некорректно;
  • процедура чрезвычайного арбитра;
  • насколько инициативными должны быть трибуналы в рамках исследования обстоятельств дела заявителя;
  • в чем заключается смысл устных слушаний при отсутствии свидетелей.

Модератором третьей сессии «Доказывание коррупции в международном арбитраже» выступил Василий Кузнецов, партнер Baker Botts.

Джонатан Блэкман, партнер Cleary Gottlieb Steen and Hamilton (Нью-Йорк, Лондон), рассказал о том, что за последние годы международные арбитры все чаще сталкиваются со случаями взяточничества, коммерческого подкупа и коррупции при рассмотрении как коммерческих, так и инвестиционных споров. Д. Блэкман перечислил, какие доказательства необходимо предоставлять в арбитражный трибунал, и назвал правовые последствия обнаружения признаков коррупции.

Андреа Менакер, партнер White&Case (Вашингтон), выступила с докладом на тему: «обязанности и бремя доказывания коррупции в международном арбитраже». Рассказала, что нужно делать, если государство не возбуждает уголовное преследование.

Кроме того, она затронула вопросы эстоппеля. А. Менакер привела в пример конкретные дела по инвестиционным спорам.

Тимур Аиткулов, партнер Clifford Chance (Москва), член Международного арбитражного суда ICC, в рамках своего выступления затронул тему получения компенсации за коррупцию в международном арбитраже. Отметил, что в настоящее время ведется борьба с коррупцией во многих странах. Согласно открытым данным, объем коррупционных платежей за прошлый год составляет внушительную сумму — 1,5 миллиона долларов. Т. Аиткулов привел примеры доказательств, подлежащих предоставлению в арбитраж, и правовых последствий обнаружения коррупции. По его мнению, доказывание строится на трех факторах: факт передачи взятки, размер убытков и причинно-следственная связь.

Сергей Алехин, юрист Willkie Farr & Gallagher (Париж), проанализировал различные подходы на примере законодательства разных стран к вопросу об обязанности арбитра сообщать о случаях коррупции и обязанности расследования предполагаемых случаев.

Панель заключительной сессии «Самые громкие арбитражные дела 2017» представили российские арбитры.

Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры», рассказал о спорах банка Траст. В процессе санации Банка выявился ряд сомнительных сделок. АСВ – управляющая компания подала на оспаривание этих сделок. В двух делах суды пришли к разным выводам – спор арбитрабелен и оговорка не исполнима. М. Кульков поднял вопрос о влиянии на арбитражное соглашение процедур санации или банкротства.

Елена Трусова, партнер, и Римма Малинская, руководитель группы юридической фирмы Goltsblat BLP. рассказали о ключевых тенденциях арбитражной практики относительно отражения критериев арбитрабельности на примере споров по интеллектуальным правам, из государственных контрактов и корпоративных споров.

Юрий Махонин, старший юрист Dechert, продемонстрировал влияние решений российских судов по уголовным делам на признание и исполнение иностранных арбитражных решений в России на примере споров компании Hochtief.

В завершение конференции Анна Грищенкова, партнер КИАП, выступила с докладом о признании неисполнимой арбитражной оговорки ввиду отсутствия денежных средств у стороны. Она обозначила, что судебная практика по данному вопросу неоднозначна, на конкретных примерах сравнила подходы судов в ряде зарубежных государств.

Модератором сессии выступил Дмитрий Дякин, партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

Leave a Comment