Как государству поощрять внедрение программ антимонопольного комплаенс. Международный опыт

In Статья by Виктория Хайруллина0 Comments

Поделитесь:

Никита Полозов, руководитель юридического отдела Canon Russia and CIS

 

Цель настоящей работы – осветить имеющийся международный опыт по поощрению программ антимонопольного комплаенс со стороны законодателя и государственных антимонопольных ведомств. В первую очередь рассматриваются вопросы смягчения ответственности компаний нарушителей в случае внедрения ими эффективной программы антимонопольного комплаенс.

Дискуссии вокруг программ антимонопольного комплаенс идут в России уже в течение нескольких лет. Ученые и практики проявляют немалый интерес к этому новому для российской антимонопольной отрасли явлению, публикуются статьи[1], проводятся конференции и круглые столы, тема обсуждается в интернет-блогах. Оксана Мигитко назвала антимонопольный комплаенс темой 2014-го года в антимонопольной среде[2].

При этом в отличие от многих других концепций и институтов, которые пробивают себе дорогу в российском праве, антимонопольный комплаенс не испытывает дефицита внимания со стороны регулятора[3]. Данный вопрос регулярно обсуждается на встречах с руководством ФАС России. На сайте ФАС России доступно большое количество интервью руководителей ведомства, специально посвященных или так или иначе затрагивающих тему антимонопольного комплаенс. Более того, пункт 2.1.1 Стратегии развития конкуренции и антимонопольного регулирования в Российской Федерации на период 2013 — 2024 гг., утвержденной Президиумом ФАС России 3 июля 2013 года, в числе одного из первых приоритетов в совершенствовании антимонопольного регулирования называет стимулирование внедрение систем комплаенс среди хозяйствующих субъектов.

Наконец, состоявшийся 8 июля 2015 года Президиум ФАС России одобрил доклад членов Некоммерческого партнерства «Содействие развитию конкуренции» о закреплении института антимонопольного комплаенс в законодательстве РФ[4]. Таким образом, антимонопольный комплаенс уже в недалеком будущем может стать частью позитивного российского права.

Однако в рамках настоящей статьи мы не ставим перед собой такой амбициозной цели как освещение всех аспектов антимонопольного комплаенс, как он понимается и внедряется в иностранных юрисдикциях. Для этого перенаправим читателя к материалам, ссылки на которые приводятся по ходу изложения.

Под программой антимонопольного комплаенс в международной практике понимается «система мер, принятых внутри компании или группы компаний и направленных на информирование, обучение и инструктаж работников относительно норм антимонопольного права […] и принятой в компании или в группе компаний политики соблюдения данных норм, а также на контроль и мониторинг соблюдения указанных норм и политик. Таким образом, программы антимонопольного комплаенс являются разновидностью организационных систем внутреннего контроля, нацеленных на стандартизацию поведения персонала, в частности, в области соблюдения норм антимонопольного права»[5].

Традиционной позицией большинства законодателей и антимонопольных ведомств мира в прошлом было игнорирование программ комплаенс при проведении проверок соблюдения антимонопольного законодательства, а также при принятии решения о величине налагаемых на нарушителей штрафов. В общем виде причины такого подхода были выражены заместителем председателя Европейской комиссии по антимонопольным вопросам И. Алмуниа: «Главной выгодой для компаний, внедривших программу антимонопольного комплаенс, является то, что таким образом они не допускают противоправного поведения. Напротив, компания, уличенная в картельном сговоре, не должна ожидать от нас смягчения наказания только за то, что у нее была программа комплаенс, поскольку такая программа по определению будет несостоятельной»[6]. Многие юрисдикции до настоящего времени придерживаются подобного подхода.

Однако в последние годы все больше антимонопольных ведомств провозглашают свою приверженность политике комплаенс и объявляют о готовности поощрять компании, внедряющие антимонопольный комплаенс в своей деятельности. Вопрос о возможности снижения штрафа за антимонопольное правонарушение для компаний, имеющих эффективные программы комплаенс, также является дискуссионным, однако, все больше антимонопольных ведомств склоняются к положительному ответу на него[7]. Вопрос экономической оправданности снижения штрафов за антимонопольные правонарушения и других мер смягчения ответственности для компаний, применяющих принципы комплаенс, активно обсуждается в зарубежной доктрине[8].

На практике подходы государственных антимонопольных ведомств к поощрению программ комплаенс отличаются в разных юрисдикциях. Набор таких мер может включать:

  • проведение антимонопольным ведомством семинаров и публикацию разъяснений по вопросам комплаенс,
  • разработка модельной программы комплаенс для бизнеса,
  • сертификация разработанных компаниями программ комплаенс,
  • выдача предписаний о внедрении комплаенс программы для нарушителей,
  • закрепление факта наличия эффективной комплаенс программы как обстоятельства, смягчающего ответственность,
  • уменьшение штрафов за нарушение антимонопольного законодательства,
  • в исключительных случаях – освобождение компаний от ответственности за нарушение антимонопольных норм.

Далее на примере нескольких юрисдикций мы проиллюстрируем наиболее типичные подходы регуляторов к обсуждаемому вопросу.

 

Австралия

 

Бразилия

 

Великобритания

 

Европейский Союз

 

Израиль

 

Индия

 

Италия

 

Канада

 

Нидерланды

 

Республика Корея

 

Сингапур

 

США

 

Франция

 

Чехия

 

Япония

 

Некоторые выводы

  1. Во многих юрисдикциях в последние годы отношение законодателей и антимонопольных регуляторов к вопросам внедрения программ антимонопольного комплаенс изменилось. От позиции настороженного игнорирования практика идет к все более активному поощрению программ комплаенс со стороны государства.
  2. Меры, принимаемые государственными органами для стимулирования комплаенс, а вместе с ними и сами подходы государств к данному вопросу делятся на две большие группы, или на два уровня. Во-первых, многие государства выбирают путь информационного взаимодействия с хозяйствующими субъектами (проведение семинаров и публикацию разъяснений, разработка модельной программы комплаенс для бизнеса и т.п.), но при этом исключают возможность применения формальных мер снижения ответственности для компаний, имеющих комплаенс программы (Европейский Союз, Индия, Нидерланды, Япония и др.). Во-вторых, имеются примеры государств, которые публично объявляют о готовности снижать размеры штрафов для компаний, имплементировавших эффективную программу комплаенс, рассматривают данный факт как смягчающий вину компании и даже в исключительных случаях готовы освобождать такие компании от ответственности за нарушение антимонопольных правил (Австралия, Великобритания, Израиль, Италия, Канада, Республика Корея и др.). Количество государств, выбравших второй подход, растет.
  3. Лишь в незначительном количестве юрисдикций возможность снижения ответственности для компаний, внедривших эффективную программу комплаенс, прямо предусмотрена в законе. Однако данный факт не является препятствием для антимонопольных ведомств. Многие из них ограничиваются собственным разъясняющим документом, в котором описывают свои будущие подходы к оценке программ комплаенс при привлечении компаний к ответственности за совершенные правонарушения (Австралия, Великобритания, Италия, Канада, Франция и др.).
  4. В тех случаях, когда антимонопольное ведомство готово поощрять комплаенс программы через снижение ответственности, ведомство также прилагает усилия для доведения до рынка своего понимания требований к эффективной программе антимонопольного комплаенс. В большинстве случаев это происходит путем фиксации ряда принципов, которым должна соответствовать программа комплаенс для того, чтобы быть эффективной. Однако в отдельных юрисдикциях (Бразилия, Республика Корея) антимонопольные ведомства также осуществляют формальную сертификацию, т.е. внешнюю проверку программ комплаенс, внедренных хозяйствующими субъектами. В любом случае антимонопольные ведомства при поведении расследований не ограничиваются лишь констатацией наличия или отсутствия программы комплаенс, а предпринимают полноценное исследование ее сути и выносят решение на основе анализа ее эффективности.

Российскому регулятору и, возможно, законодателю только предстоит решить, в какой мере и какими способами государство готово поддерживать компании, добровольно внедряющие программы комплаенс. Хочется надеяться, что все те дискуссии вокруг антимонопольного комплаенс, которые идут в последнее время в профессиональной среде с участием руководства ФАС России, не останутся без практического эффекта. В этой связи также выскажем предположение о том, что мировой опыт и тенденции в принятии мер поощрения программ комплаенс будут учтены отечественным регулятором. В частности, нельзя не отметить, что все новые юрисдикции допускают возможность снижения ответственности в случае, если нарушение антимонопольного законодательства совершено компанией, имеющей полноценную программу комплаенс. По крайней мере ни одно из государств, выбравших путь смягчения ответственности в подобных случаях, не отказалось впоследствии от своего решения.

 

 

[1] Тарасова Д.В., Ладейщиков А.А. Антимонопольный комплаенс // Российское конкурентное право и экономика. – 2014. – № 3(12); Что такое антимонопольный комплаенс? // Конкуренция и право. – 2014. – № 2; Михненко Т.Н. Влияние антимонопольного комплаенса на эффективность функционирования хозяйствующих субъектов и экономики в целом // Мир науки. – 2015. – № 2; Лейба А. Четвертый антимонопольный пакет // ЭЖ-Юрист. – 2015. – № 18-19.

[2] Мигитко О. Антимонопольный комплаенс в российских реалиях // Конкуренция и право. – 2014. – № 5.

[3] Пузыревский С.А. Антимонопольный комплаенс как способ предупреждения нарушений антимонопольного законодательства // Конкуренция и право. – 2014. – № 5.

[4] Материал на сайте ФАС России «Комплаенс должен стать важным элементом в работе компаний» http://fas.gov.ru/fas-news/fas-news_36764.html

[5] Wils W. Antitrust Compliance Programmes and Optimal Antitrust Enforcement // Journal of Antitrust Enforcement. – 2012. – № 1. – С. 52.

[6] SPEECH/11/268, 14 апреля 2011.

[7] OECD Policy Roundtable. Promoting Compliance with Competition Law (2011). С. 14. Доступно по адресу: http://www.oecd.org/daf/competition/Promotingcompliancewithcompetitionlaw2011.pdf

[8] Geradin D. Antitrust Compliance Programmes & Optimal Antitrust Enforcement: A Reply to Wouter Wils // Journal of Antitrust Enforcement. – 2013. – № 1; Riley A., Bloom M. Antitrust Compliance Programmes – Can Companies and Antitrust Agencies do More? // Competition Law Journal. – 2011. – № 21; Voss K. Preventing the Cure: Corporate Compliance Programmes in EU Competition Law Enforcement // Europarättslig tidskrift. – 2013. – 16(1); Thépot F. Corporate Compliance with Competition Law (доступно по адресу: http://ascola-tokyo-conference-2015.meiji.jp/).

[9] Competition and Consumer Act 2010, статья 87В

[10] Competition and Consumer Act 2010, статья 86С

[11] См, например, дела TPC v CSR [1991] ATPR 52,135 (41-076); ACCC v George Weston Foods Ltd [1999] FCA 858; ACCC v Australian Safeway Stores Pty Ltd (1997) 75 FCR 238; ACCC v Rural Press Ltd [2001] FCA 1065.

[12] Compliance Programme Standard (NZS/AS 3806:2006)

[13] SDE Ordinance No. 14/2004, статья 9

[14] Banks Th., Jalabert-Doury N. Competition Law Compliance Programs and Government: Support or Indifference // Concurrences. – 2012. – № 2. – С. 33.

[15] OFT’s guidance as to the appropriate amount of a penalty (OFT423). Доступно по адресу: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/284393/oft423.pdf

[16] Decision of the Director General of Fair Trading No. CA98/9/2002 Market sharing by Arriva plc and FirstGroup plc. 30 January 2002 (Case CP/1163-00); Decision of Director General of Fair Trading No. CA98/2/2003, Agreements between Hasbro U.K. Ltd, Argos Ltd and Littlewoods Ltd fixing the price of Hasbro toys and games, 19 February 2003, (Case CP/0480-01).

[17] How your business can achieve compliance with competition law (OFT1341). Доступно по адресу: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/284402/oft1341.pdf

Company directors and competition law (OFT1340). Доступно по адресу: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/284410/oft1340.pdf

[18] Доступно по адресу: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/284402/oft1341.pdf

[19] Amino Acids (Case COMP/36.545/F3), Danske Rørindustri e.a. (joined cases C-189/02 P et al.), Elevators and Escalators (Case COMP/E-1/38.823), Calcium carbide and magnesium based reagents for the steel and gas industries (Case COMP/39.396).

[20] Материалы доступны по адресу: http://ec.europa.eu/competition/antitrust/compliance/index_en.html

[21] National Panasonic (Case COMP IV/30.070), Eurofix-Bauxo / Hilti (Case COMP IV/30.787 and 31.488), Napier Brown — British Sugar (Case COMP IV/30.178), Fisher-Price /Quaker-Oats Ltd – Toyco (Case COMP IV/31.017), Viho/Toshiba (Case COMP IV/32.879), Viho/Parker Pen (Case COMP IV/32.725).

[22] Restrictive Trade Practices Law, 5748-1988

[23] Banks Th., Jalabert-Doury N. Competition Law Compliance Programs and Government: Support or Indifference. Concurrences. – 2012. – № 2. – С. 36.

[24] Вопросы и ответы CCI по программам комплаенс доступны по адресу: http://www.cci.gov.in/images/media/Advocacy/CCP2012.pdf

[25] Linee Guida sulla modalità di applicazione dei criteri di quantificazione delle sanzioni amministrative pecuniarie irrogate dall’Autorità in applicazione dell’articolo 15, comma 1, della legge n. 287/90. Доступно по адресу: http://www.agcm.it/trasp-statistiche/doc_download/4498-lineeguidacriteriquantificazionesanzioni.html

[26] Доступно по адресу: http://www.competitionbureau.gc.ca/eic/site/cb-bc.nsf/eng/03927.html. См. также материалы по адресу: http://www.competitionbureau.gc.ca/eic/site/cb-bc.nsf/eng/h_03700.html

[27] См. подробные материалы по адресу: http://www.competitionbureau.gc.ca/eic/site/cb-bc.nsf/eng/03288.html

[28] ICC Promoting Antitrust Compliance: the Various Approaches of National Antitrust Authorities. С. 6. Доступно по адресу: http://ec.europa.eu/competition/antitrust/compliance/icc_comparative_study_en.pdf

[29] См. п. 4.18. CCS Guidelines on Enforcement https://www.ccs.gov.sg/legislation/~/media/custom/ccs/files/legislation/ccs%20guidelines/ccsguidelineenforcementjul07final.ashx, п. 2.12. CCS Guidelines on the Appropriate Amount of Penalty https://www.ccs.gov.sg/legislation/~/media/custom/ccs/files/legislation/ccs%20guidelines/ccsguidelinepenalty20071033.ashx

[30] Доступно по адресу: https://www.ccs.gov.sg/education-and-compliance/conducting-a-compliance-programme

[31] USSG §§ 8C2.5(f), 8B2.1

[32] United States Attorneys’ Manual, 9-28.400. Доступно по адресу: http://www.justice.gov/usam/usam-9-28000-principles-federal-prosecution-business-organizations#9-28.400

[33] Murphy J. Making the Sentencing Guidelines Message Complete (2013). Доступно по адресу: http://www.ussc.gov/Meetings_and_Rulemaking/Public_Comment/20130801/Public_Comment_Murphy_Proposed_Priorities.pdf

[34] Доступно по адресу: http://www.justice.gov/atr/public/speeches/308499.pdf

[35] FTC: National Association of Music Merchants, Inc, Docket No. C-4255 FTC File No. 001 0203; 2009. Также см. Murphy J. The FTC and antitrust compliance programs. Compliance & Ethics Professional (2012). Доступно по адресу:

http://www.joemurphyccep.com/wp-content/uploads/2012/08/Finalpublishedarticle_Murphy_ARTICLEcopy.pdf

[36] Доступно по адресу: http://www.autoritedelaconcurrence.fr/doc/document_cadre_conformite_10_fevrier_2012.pdf

[37] ICC Promoting Antitrust Compliance: the Various Approaches of National Antitrust Authorities. С. 4-5.

[38] ICC Promoting Antitrust Compliance: the Various Approaches of National Antitrust Authorities. С. 5.

[39] Доступно по адресу: http://www.koutori-kyokai.or.jp/guide/compliance.html (на японском)

Leave a Comment