Почему российский бизнес не хочет раскрывать иностранные активы: расследование «Ведомостей»

In Новости by Маргарита Гаскарова0 Comments

Поделитесь:

По сообщению газеты «Ведомости»,  хотя закон о КИК вступил в силу с 1 января, компании и предприниматели с легкостью скрываются от ФНС. За год было подано всего около 7000 уведомлений, рассказал федеральный чиновник. Из них в срок (до 15 июня 2015 г.) – 1004 от юрлиц, 2199 от физлиц. В основном раскрываются средний бизнес и физлица, причем показывают главным образом активы в прозрачных юрисдикциях, с которых платить налог не придется, подводит предварительные итоги деофшоризации чиновник. Крупный бизнес по большей части ничего не открывает, продолжает он: многие пока пытаются понять, доберутся ли налоговики до информации о КИК в офшорах.

В основном раскрываются средний бизнес и физлица, причем показывают главным образом активы в прозрачных юрисдикциях, с которых платить налог не придется, подводит предварительные итоги деофшоризации чиновник. Крупный бизнес по большей части ничего не открывает, продолжает он: многие пока пытаются понять, доберутся ли налоговики до информации о КИК в офшорах.

«Мой опыт показывает: пока нет правоприменительной практики, 60–70% клиентов, владеющих иностранными активами, предпочитают ничего не предпринимать», – объясняет партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов. Бизнес присматривается к закону, согласен член РСПП: прежде чем раскрыться, многие хотят посмотреть, как закон применяется. Деофшоризация ушла на уровень низовых инспекций, а как они будут трактовать закон, совершенно непонятно, объясняет он. Вторая причина, по которой россияне боятся раскрывать данные, заключается в необходимости перечислить в уведомлении все иностранные активы, которыми российский резидент владеет даже косвенно – через российскую компанию. У некоторых описание структуры холдинга занимает 30–40 страниц и очень не хочется утечки этой информации, говорит собеседник «Ведомостей».

В поисках наиболее эффективного и дешевого способа спрятать активы опыт юристов и смекалка клиентов рождают множество самых разных схем. Собственники могут переводить иностранные структуры на доверенных лиц, проживающих в других юрисдикциях, или распределяют их на родственников так, чтобы контроль над КИК не превышал 10%, рассказывает Щекин. Или, например, переписывают трасты на детей, проживающих за рубежом.

«У нас в последнее время было несколько случаев с «закапыванием» активов, – рассказал «Ведомостям» сотрудник крупной юридической компании. – В одном клиент предпочел переоформить свои доли в иностранной фирме на нерезидента России, а в других мы возвращали владение активами в Россию, «убирая» офшоры и переводя все на конкретных физлиц, родственников клиентов». Большинство этих схем чревато частичной потерей контроля над активами.

Второй способ обойти закон – менять структуру холдинга и переводить его в глубокие офшоры, например на Маршалловы острова или в Панаму, «закапываться все глубже», рассказывает Щекин. Еще одна популярная схема – регистрировать КИК на второй паспорт: для российских органов такое лицо становится невидимым, только если налоговая не вычислит его через миграционные службы. Можно и просто раздробить активы. «Есть небольшой бизнес за рубежом, с которого выплачиваю налоги, и пассивная прибыль в офшоре, о которой не сообщаю, так что налоговики вряд ли смогут придраться», – уверен сотрудник крупной компании с иностранными активами.

Leave a Comment