Колонка главного редактора

Отечественное наследственное право практически не изменилось с советских времен. Большинству нашего населения передавать по наследству по-прежнему особо нечего (Согласно данным проекта «Глобальное благосостояние» Credit Suisse Research Institute, 1% самых состоятельных граждан России контролирует 74,5% всего объема нашего национального богатства (для сравнения: в США – 42,1%, в Индии — 58,4%)) , однако у состоятельных граждан появляется потребность в системе передачи бизнес-активов, которую имеющиеся правовые конструкции удовлетворить не могут. Как пишет в своем блоге на Закон.ру. один из авторов этого номера Евгений Петров, используемые странами общего права трасты, как альтернатива наследованию, нам пока неизвестны. Континентальные субституты, такие как назначение последующих наследников, частные фонды, передача наследства в долгосрочное доверительное управление профессиональному душеприказчику, постепенно вводятся в наше право, но, к сожалению, без предварительной концептуальной проработки. Нет ясности относительно определения посмертной судьбы акций и долей участия посредством механизмов корпоративного права. Действующие правила об обязательной доле, особенно применительно к нетрудоспособным иждивенцам, отнюдь не рассчитаны на миллиардные состояния.

Читать дальше

В несколько строк

ТЕМА НОМЕРА: НАСЛЕДОВАНИЕ БИЗНЕСА
Денис Архипов
Проблемы наследственного права при передаче благосостояний

Евгений Петров
Так ли обязательна доля обязательная

Галина Павлова
Кому доверить управление наследственным имуществом
Если в наследственную массу включается стопроцентная или значительная доля в хозяйственном обществе, все или значительное количество акций, а наследодатель был не только собственником, но и единоличным органом управления компании, вопрос об управлении наследственным имуществом становится вопросом сохранения бизнеса. Кто и как будет управлять имуществом, и как регулируются вопросы назначения управляющего?

Илья Алещев
Частный фонд как механизм наследования бизнеса
Законопроект № 801269–6 о реформе наследственного права, среди иных новелл, предлагает конструкцию частного фонда, создаваемого в целях владениями имуществом в интересах определенных лиц. Распространенный во многих странах континентальной системы права, этот инструмент действительно широко используется как для владения активами, так и для передачи состояний по наследству. Однако при введении его в российское право неизбежно возникает целый ряд вопросов, отсутствие ответов на которые создает риски злоупотреблений. Возможно, было бы разумно на первом этапе ограничить сферу применения частного фонда лишь наследственными правоотношениями, без возможности прижизненного владения активами.

ЮРИДИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ В КОМПАНИИ: ЛУЧШАЯ ПРАКТИКА
«Наш отдел — часть глобальной юридической функции „Такеды“»
Мы продолжаем представлять победителей конкурса «Лучшие юридические департаменты России — 2016». Героем этого номера стала Дарья Филиппова, руководитель юридического отдела СНГ фармацевтической компании «Такеда Фармасьютикалс».

Кирилл Грачев, Маргарита Сологубенко
Публичная достоверность ЕГРЮЛ и ее пределы
Что составляет разумный и достаточный объем проверки контрагента перед заключением договора с ним? Достаточно ли проверить полномочия генерального директора по выписке из ЕГРЮЛ или требуется проведение преддоговорной проверки в полном объеме с анализом учредительных и иных корпоративных документов? По мнению авторов, третьи лица, полагающиеся на данные ЕГРЮЛ, не должны пренебрегать разумными и осмотрительными действиями, которые уже сложились на практике.

НАЛОГИ
Алексей Нестеренко, Евгений Непомнящих
Налоговые споры по сделкам с иностранными компаниями: тренды 2016 года
В 2016 году налоговики провели ряд успешных для них судебных процессов. В статье проанализированы наиболее интересные судебные дела и выявлены основные тенденции применения правил по предотвращению налоговых злоупотреблений к сделкам с участием иностранных компаний.

Денис Щекин
Трансфертное ценообразование
Правила трансфертного ценообразования считаются одним из самых «острых» механизмов налогового права — «хирургическим скальпелем», который нужно применять очень аккуратно и только в особых случаях с соблюдением правил «правовой гигиены». В то же время судебная практика свидетельствует о том, что «вкус крови» от размахивания таким «скальпелем» направо и налево, к сожалению, не чужд российским налоговым органам и судам.

АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС: ТЕХНОЛОГИИ
Вадим Бородкин, Григорий Захаров
Доказывание отрицательного факта в арбитражном процессе (на примере отношений по поставке товара)
Как в рамках арбитражного процесса доказать отрицательный факт, если оппонент в обоснование своего требования ссылается на прямые доказательства (Одним из вариантов классификации доказательств является их разграничение на прямые и косвенные. В юридической литературе применяется следующий критерий, отделяющий прямые доказательства от косвенных: доказательство, подтверждающее главный факт, является прямым; доказательство, подтверждающее доказательственный факт, на основе которого приходят к главному факту, признается косвенным. – См.: Смольников Д.И. Косвенные доказательства в практике арбитражных судов: опыт критического осмысления // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 11. С. 11–16; Смольников Д.И. К вопросу о косвенных доказательствах (история и современность) // Законодательство. 2015. № 5. С. 60–69.) — первичные документы, а ваш доверитель имеет на руках только косвенные доказательства в пользу своей позиции? В статье рассматривается алгоритм действий по доказыванию отрицательного факта на примере отношений, вытекающих из договора поставки (Статья подготовлена по мотивам рассмотренных арбитражными судами Московского округа дел № А40-54649/2014, № А40-54642/2014, № А40-54539/2014 о взыскании задолженности за якобы осуществленные поставки, в которых пришлось решать обозначенный вопрос).

Наталья Коновалова
Перевозка товаров железнодорожным транспортом: основные риски
Договор перевозки — простой институт, хорошо проработанный в российском законодательстве, перестает быть таковым, если перевозчик по какой-либо причине не исполнил свое обязательство, например, повредил или утратил груз. В этом случае пострадавшая сторона сталкивается со сложностями как на стадии претензионного порядка в связи с устоявшейся практикой необоснованного возврата перевозчиком претензий, так и на стадии судебного разбирательства. В большинстве споров суды встают на сторону перевозчика и освобождают его от ответственности, если возможность предотвращения утраты груза неочевидна.

LEGAL SUCCESS
«Мы решаем не юридическую, а бизнес-задачу»
BGP Litigation стремится к тому, чтобы клиенты, попавшие в сложную ситуацию, получили доступ ко всему спектру необходимых компетенций — от реструктуризации бизнеса до уголовно-правовой защиты. Чтобы подчеркнуть свою специализацию, фирма предпочитает не называть себя юридической. О том, какие задачи стоят сегодня перед командой, какова стратегия развития фирмы и многом другом мы говорили с ее управляющим партнером Тимуром Унароковым, который до этого руководил проектами по реструктуризации проблемных активов в компании «А1».

FASHION LAW
Анна Заброцкая
Закон моды

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА БИЗНЕСА
Сергей Малюкин
Уголовная ответственность руководителей кредитных организаций за достоверность финансовых документов
В 2014 г. в Уголовном кодексе РФ появилась статья, устанавливающая личную ответственность руководителя кредитной организации за достоверность финансовых документов и наделяющая Центральный банк полномочием инициировать возбуждение уголовных дел по указанной статье. По мнению экспертов, конструкция этой нормы и практика ее применения свидетельствуют о том, что фактически любой отзыв лицензии у банка будет означать направление материала в Следственный комитет РФ для возбуждения уголовного дела.

МНЕНИЕ
Наталия Шатихина
Броня крепка и тапки наши быстры