cover_02_2013

Колонка главного редактора

   

Первого марта 2013 г. вступают в силу очередные новеллы Гражданского кодекса РФ. За последние двадцать лет это стало уже традицией. Тема первого весеннего номера Legal Insight посвящена одной из этих новелл: принципу добросовестности — важнейшему нововведению в российском гражданском законодательстве. Каково содержание этого принципа и какую цель преследовали разработчики, закрепляя его в качестве правовой нормы? Об этом мы узнали из первых рук от одного из авторов этой идеи – А. Егорова. А что подразумевают под добросовестностью по обе стороны Атлантики? Оказывается, как пишет в своей статье К. Шутц, прагматичные англичане совсем не понимают, что означает этот принцип. Для них гораздо важнее предсказуемость правового исхода дела, чем абсолютная справедливость. А в Швеции добросовестность является общеправовым принципом и играет важную роль в законодательстве о защите прав потребителей, т.е. там, где одна из сторон имеет слабый правовой статус. О добросовестности в арбитраже и, особенно, восприятии этого принципа сторонами из бывшего СССР пишет в своей колонке Р. Ходыкин. Хочется надеется, что отныне действительно укрепится понимание необходимости исполнять свои обязательства.

Читать дальше

В несколько строк  

Реформа ГК

Андрей Егоров • к.ю.н., профессор РШЧП, руководитель аппарата – администратор ВАС РФ
Принцип добросовестности в Гражданском кодексе РФ: первые шаги реформы

Первого марта 2013 г. по хорошей традиции, сложившейся в последнее двадцатилетие, вступают в силу очередные новеллы Гражданского кодекса РФ, имеющие системный характер. Одним из самых важных нововведений является нормативное закрепление в кодексе принципа добросовестности. Этот принцип часто вызывает противоположные оценки: от исключительно положительных до резко отрицательных. Тем не менее скоро об этом принципе можно будет рассуждать de lege lata, т. е. как о предписании действующего права, поэтому необходимо более детально разобраться в том, каково содержание данного принципа и какую цель преследовали разработчики, предложившие возвести его в разряд правовых норм, а также выяснить, когда данный принцип будет находить наибольшее применение.

Кристина Кэти Шутц • старший юрист Clifford Chance, Лондон
Добросовестное исполнение договоров по нью-йоркскому и английскому праву

Нью-йоркское и английское право часто выбирают в качестве права, регулирующего коммерческие договоры в связи с его детализированностью и высокой степенью развития. Одним из ключевых аспектов различия между нью-йоркским и английским

правом является подход к принципу добросовестности при исполнении договора.

Пэр Рунеланд • кандидат права, кандидат философии, бакалавр экономики, фэллоу-член Королевского института арбитров, старший консультант адвокатской фирмы «Setterwalls» (г. Стокгольм, Швеция)
Анна Жилкина • магистр права, юрист адвокатской фирмы «Setterwalls» (г. Стокгольм, Швеция)
О применении принципа добросовестности в шведском праве

В шведском праве принцип добросовестности является общим правовым принципом и играет важнейшую роль как в посреднических, так и в общих коммерческих отношениях.

Александр Муранов • партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры»
О теории «обхода закона». Юридический памфлет

В поисках оптимальной процедуры разрешения споров

Наталья Гайдаенко Шер • к.ю.н., старший юрист швейцарской юридической компании SECRETAN TROYANOV SCHAER
Почему Швейцария популярна в качестве места арбитража?

Арбитражное разбирательство в Швейцарии можно сравнить со швейцарскими часами — механизм работает четко и отлаженно, и лишь от сторон зависит, выберут ли они для этого механизма экономичный вариант корпуса Swatch, обратившись к ускоренному производству по Швейцарскому регламенту международного арбитража, либо предпочтут золотой Breguet, избрав разбирательство составом из трех арбитров с мировыми именами. Тем не менее результат в любом случае стоит затраченных средств. Традиционно качество вынесенных решений является высоким, и проблем с их признанием и исполнением не возникает.

Новое в законодательстве и арбитражной практике

Екатерина Романова • юрист юридической компании Legal Capital Partners
Законопроект об ограничении ростовщических сделок

3 сентября 2012 г. на рассмотрение в Государственную Думу РФ был передан Проект Федерального закона № 134365–6 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части ограничения ростовщических сделок)» (далее — Законопроект об ограничении ростовщических сделок). В статье рассматривается, какие сделки будут признаваться ростовщическими и чего следует опасаться кредиторам вследствие нарушения требований, предъявляемых к заключению сделок.

Дмитрий Некрестьянов • партнер юридической компании «Качкин и Партнеры»
Эволюция аренды в толковании ВАС РФ

Комплаенс в России и за рубежом

Томас Фаирстоун • старший советник юридической фирмы Baker & McKenzie
Жизнь без коррупции: почему это необходимо для российского бизнеса

В своей недавней речи помощник генерального прокурора США Ленни Бруер отметил, что сейчас компании должны принять необходимость соблюдения положений FCPA как существующую реальность и начать действовать в соответствии с нею. Заявление господина Бруера в равной степени относится как к американским, так и к иным иностранным компаниям. Вся серия международных законодательных норм, таких как Конвенция ООН о борьбе с коррупцией и Антикоррупционная конвенция ОЭСР, а также российские антикоррупционные законы предусматривают существенные обязательства по предотвращению коррупционных действий и строгое наказание в случае неисполнения таких обязательств. Сегодня бизнес не может существовать и успешно развиваться без наличия хорошо отлаженной действующей комплаенс-программы, в противном случае он серьезно рискует.

Гузаль Махмудова • менеджер по контролю аукционов компании Sanofi
Комплаенс: блюститель закона или адвокат дьявола?

Рано или поздно этот вопрос встает практически перед каждой компанией, желающей создать у себя подобную службу. Для чего нужна служба комплаенса: для того чтобы подсказывать руководству компании о том, что можно делать, а чего нельзя, или для того, чтобы с учетом всех законов и ограничений придумать, как оградить организацию от претензий со стороны регуляторов? Вот в чем вопрос! И в этом же часто заключается конфликт между ожиданиями руководства и позицией службы комплаенса.

Антимонопольный контроль: Россия и мир

Герман Захаров • консультант юридической фирмы АЛРУД
Валентина Ракер • юрист юридической фирмы Wilson Sonsini Goodrich & Rosati (Вашингтон)
Регулирование вертикальных соглашений в России и США

Одним из самых сложных вопросов в антимонопольном законодательстве является оценка эффекта вертикальных соглашений. Экономическая теория и практика говорят о том, что многие вертикальные соглашения оказывают неоднозначный эффект на конкуренцию и потребителей. Соглашения, которые в одних случаях могут приводить к ограничению конкуренции, в иных случаях могут ее стимулировать. В странах с развитым уровнем антимонопольного законодательства этим вопросам посвящены многостраничные пояснительные документы и, так называемые, наборы лучших практик. Важность этих вопросов нельзя недооценивать и в российской правоприменительной практике. Статья Захарова и Ракер отражает тонкую грань между антиконкурентными и проконкурентными эффектами основных типов вертикальных соглашений, на примере конкретных антимонопольных расследований в России и других странах. Представляется, что результаты их анализа будут чрезвычайно полезны российским компаниям, которые хотели бы избежать ошибок непреднамеренного нарушения антимонопольного законодательства.

Институты английского права

Сергей Островский • партнер юридической фирмы Ashurst
Виталий Шмаков • юрист юридической фирмы Ashurst
Подразумеваемые условия (implied terms)

Наряду с устными соглашениями подразумеваемые условия пользуются у российских сторон популярностью для обоснования исков в спорах по английскому праву. При разрешении спора о существовании подразумеваемых условий суду обычно нужно рассмотреть два вопроса. Первый вопрос: в каких случаях суд вправе подразумевать условие, т. е. вписать в договор неоговоренное сторонами условие? Второй вопрос: если суд вправе вписать положение, то должно ли оно быть именно тем, на котором настаивает истец? Нет панацеи против иска о существовании подразумеваемого условия, так как всегда есть риск появления такого аргумента. При некачественном, спешном составлении договора такой риск значительно повышается. Существующая судебная практика показывает, когда подразумеваемые условия могут быть включены в договор, и вместе с проверенными договорными механизмами накладывает ограничения на их использование.

Мнение  

Роман Ходыкин • партнер юридической фирмы Berwin Leighton Paisner
Добросовестность в арбитраже

Leave a Comment