Интервью с Л. Бассли

In Legal Tech, Интервью, Новости by Маргарита Гаскарова0 Comments

Поделитесь:

«Юристы не думают о своей работе как об управлении процессами»

По данным западных исследований более 60% юридических департаментов привлекли к работе Legal Operations Officers. Впервые о Legal Operations в России заговорили в апреле 2018 года на Moscow Legal Tech. Этому была посвящена отдельная сессия «Legal Operations как новая итерация работы юридического департамента» (здесь можно приобрести пакет материалов Moscow Legal Tech). Является ли это своеобразной «роскошью» для департамента или необходимостью, позволяющей существенно сократить расходы и повысить качество? Какие компетенции должен иметь такой специалист? Об этом и многом другом мы поговорим 26 июня 2018 г. на бизнес-завтраке PwC Legal и Legal Insight «Результаты Бенчмаркинга-2018. Обзор российских и международных трендов в управлении юридическими департаментами». 

А в июньском Legal Insight мы опубликовали интервью с Люси Бассли, которая до января 2018 г. отвечала за Legal Operations (Legal Ops) в компании «Майкрософт» в США.  Она была одним из спикеров Пленарной сессии «Будущее юридической профессии» Петербургского международного юридического форума. Сейчас Люси Бассли, глава и основатель InnoLegal Services PLLC и главный специалист по юридической стратегии LawGeex.  В кулуарах Форума она встретилась с главным редактором Legal Insight Маргаритой Гаскаровой и руководителем практики PwC Legal Викторией Арутюнян, чтобы поговорить о новом тренде в работе юридических департаментов — Legal Operations.

Расскажите, пожалуйста, о своем профессиональном пути.

Моя карьера началась 13 лет назад в компании «Майкрософт», где я работала юристом по коммерческим сделкам, связанным в основном с закупками. Договоров было много, а времени и людей недоставало, поэтому мы стали думать, как оптимизировать оформление договоров, фактически начав с управления процессами. Мы привлекли сторонних исполнителей, использовали аутсорсинг юридических процессов (legal processes outsourcing), полностью поменяли внутренние процедуры, создали шаблоны, внедрили автоматизацию, в результате чего процесс стал гораздо более организованным. В этом нам помогла юридическая фирма, предоставлявшая услуги по аутсорсингу юридических процессов, что было беспрецедентным явлением.

Изменения носили глобальный характер, около 20 тыс. договоров в год и около 150 тыс. вопросов, связанных с ними. Мы измеряли продолжительность каждого процесса, отмечали, на каком этапе и в силу каких причин он занимает столько времени в конкретной стране.

На тот момент мы выполняли функцию центра администрирования юридических процессов. Я стала главой Legal Operations в «Майкрософт», проработала там около года, а нынешней зимой ушла в свободное плавание. Понимая, что в юридической отрасли еще слишком много предстоит сделать, мне захотелось работать с различными компаниями и помогать им автоматизировать и оптимизировать процессы, повышать эффективность управления.

Сейчас половину своего времени я трачу на собственный бизнес – консультирование юридических фирм и юридических департаментов. Остальное время посвящаю работе с компанией LawGeex – израильским стартапом, разрабатывающим системы проверки договоров на основе искусственного интеллекта. Я помогаю им с маркетингом и претворением проекта в жизнь.

Когда возникла потребность в Legal Operations?

Как отдельная функция в «Майкрософт» Legal Operations существует около полутора лет. Хотя само управление юридическими процессами появилось у нас немного раньше, но тогда оно не представляло собой единую систему. Были команды по управлению патентами, управлению судебными спорами, управлению миграционными вопросами, центр общей поддержки управления юридическими процессами. Когда я приняла руководство, мы немного реорганизовали команду. Это было естественное развитие. Нам не пришлось экономически обосновывать проект, оправдывать объединение всех уже работавших частей системы. Переместив управление договорными процессами в центральную группу, я взяла на себя также управление расходами на юридические услуги. Кроме того, у нас было что-то типа административного центрального офиса в отделе.

У вас была команда, или вы работали одна?

У меня была команда. Сначала она состояла примерно из 16 человек, позже мы сократили ее численность до 13. В команде я единственная была юристом, остальные – бизнес-аналитиками, руководителями проектов, руководителями программы, финансовыми аналитиками (тип людей, занятых в разработке системных решений). Потребности в юристах не было.

Полностью интервью читайте в Legal Insight. 2018. №5.   

 

Leave a Comment