«Главное — копировать с умом»

In Интервью by Legal Insight0 Comments

Поделитесь:

akarapetov_interviewВ интервью нашему журналу научный руководитель Юридического института «М-Логос», доктор юридических наук Артем Карапетов рассказал о том, по какой схеме идет рекодификация российского гражданского права, каковы ее отличия от реформы 1990-х гг., с чем связана необходимость рецепции английского права и будет ли она успешной.

Рецепция — самый востребованный инструмент модернизации права. Насколько успешным оказался перенос правовых идей и принципов иностранного права в российские законы на протяжении новейшей истории развития отечественного законодательства?

Действительно, рецепция зарубежных правовых институтов является одним из самых популярных инструментов развития национального права. Это касается большого числа правопорядков, особенно не очень развитых и не имеющих прочного национального научного фундамента. Вполне естественно, что в условиях неразвитой национальной правовой науки и пребывания государства на стадии догоняющего экономического развития либо стремления к этому одним из ключевых «источников вдохновения» для развития права становится передовой опыт зарубежных правопорядков. Через это прошли очень многие страны. Вспомним мировую экспансию французской цивилистической традиции в ХIХ в. и немецкой пандектистики в конце ХIХ — начале ХХ вв., ставших основой для гражданских кодификаций в десятках стран мира (от вполне развитых европейских стран до таких стран, как Турция или Япония).

В то время страны, не создавшие собственной мощной научной школы, просто рецепировали и кодифицировали целые блоки французского или немецкого частного права с теми или иными оговорками и исключениями, предопределенными спецификой национальной правовой культуры. Даже достаточно консервативное английское частное право в ХIХ в. испытало сильнейшее влияние континентальной частноправовой догматики. В ХХ в. в условиях развития международной торговли эти процессы только усиливались. В течение последних десятилетий наметился очевидный англо-саксонский правовой империализм, пришедший на смену периодам сверхпопулярности французского и немецкого права. У этой тенденции имеются свои естественные причины. Возможно, еще через сто лет все будут копировать институты китайского или исламского права.

Россия в 1990-е гг. была лишена мощного национального научного фундамента в сфере частного права, необходимого для проведения правовых реформ, спровоцированных глубинной социальной трансформацией и возвратом к рыночной экономике. Поиск «источника вдохновения» в дореволюционной науке не мог удовлетворить реформаторов в полной мере, а советский опыт развития частного права в значительной степени обесценился в связи с переворотом в социально-экономическом базисе правоотношений. Неудивительно, что в этих условиях реформа гражданского законодательства в 1990-е гг. во многом опиралась на рецепцию зарубежных правовых решений. Большую роль играли источники немецкого, французского и голландского права; в ряде областей, например в корпоративном праве, решения заимствовались в том числе и из англо-американского права. В Гражданском кодексе РФ 1995–1996 гг. много цитат из Венской конвенции 1980 г. о международной купле-продаже товаров (некоторые из них приведены почти дословно) и из ряда иных международных источников правового материала. Наша наука в то время просто не располагала ресурсами для изменения законодательства без обращения к зарубежному опыту.

При таких авральных реформах всегда допускается масса ошибок, не избежали их и мы. Ошибки возникали как при разработке собственных правовых решений и попытке воскрешения элементов русской правовой старины, так и при копировании тех или иных зарубежных источников. Развитие судебной практики постепенно вносило корректировки, тем не менее какие-то законодательные дефекты до сих пор дают о себе знать.

Нынешняя рекодификация гражданского права осуществляется примерно по той же схеме. В остальном же российская правовая наука за последние 20 лет особых успехов так и не продемонстрировала, все более отставая от потребностей правовых реформ. Так что без обращения к зарубежным источникам не обошлось. Единственное отличие заключается в том, что сейчас законодательные новации могут опереться не только на собственные политико-правовые догадки или зарубежный опыт, но и на накопленную за эти годы судебную практику, в первую очередь Высшего Арбитражного Суда РФ. Трудно в целом оценить роль правовых заимствований при осуществлении реформ Гражданского кодекса РФ и развитии судебной практики за эти годы. Одни были относительно удачными (например, многие нормы о купле-продаже, почерпнутые из Венской конвенции 1980 г.), другие оказывались невостребованными или просто ошибочными. Одно можно сказать точно: без обращения к иностранному праву обойтись было невозможно ни тогда, в 1990-е гг., ни сейчас.

В последние годы ВАС РФ достаточно активно использует зарубежные наработки (как немецкие, так и англо-саксонские) и акты международной унификации частного права, например так называемый Проект общей системы координат европейского частного права (DCFR). Полагаю, что подобную практику обращения к опыту зарубежных правопорядков стоит приветствовать. Сейчас европейское право развивается во многом благодаря взаимообогащению и обмену опытом. Было бы очень странно игнорировать эту тенденцию, особенно в условиях удручающего уровня развития национальной правовой науки. Главное — не слепо подражать, а копировать с умом, перерабатывать зарубежные идеи с учетом своих национальных условий и систематики частного права, критически оценивая их, а не впадать в слепое подражательство.

Читайте все интервью в Legal Insight №7 (23) 2013

Leave a Comment