Институт банкротства в России: конференция «Ведомостей»

In Новости by Виктория Хайруллина0 Comments

Поделитесь:

15 сентября 2015 г. в Москве состоялась конференция, организованная газетой «Ведомости» и посвященная проблемам института банкротства в России. Участники конференции – юристы, арбитражные управляющие, представители государственных органов и агентства по страхованию вкладов – обсудили последние законодательные изменения и тенденции правоприменительной практики.

 

Развитие института банкротства в России

Светлана Карелина, доктор юридических наук, профессор кафедры предпринимательского права МГУ им. М. В. Ломоносова, рассмотрела историю развития банкротного законодательства  России. Откровенно прокредиторское законодательство 1998 года, в основу которого была положена идея защиты права собственности, сменило вектор на продолжниковое с принятием в 2002 году ныне действующего закона о несостоятельности. Последние тенденции свидетельствуют об усилении стороны кредиторов.

Данный вопрос, насколько бы он ни был теоретизирован, повлек дискуссию. Мнения спикеров разделились. Юлий Тай, управляющий партнер юридической фирмы «Бартолиус», отметил, что тема вектора законодательного развития исключительно научно-методическая. Вся система строится на экономическом базисе, а в сфере банкротства в настоящее время действует «закон джунглей». Кроме этого свое деструктивное влияние на возврат долгов оказывает российский менталитет: униженных и оскорбленных, коими в банкротстве являются должники, нужно «жалеть и прощать». Таким образом, по мнению Ю.  Тая, менять нужно не только законодательство, но и общественные взгляды на возврат долгов.

Михаил Бештоев, заместитель директора департамента финансово-банковской деятельности и инвестирования Министерства экономического развития РФ, стоял на позиции сбалансированности интересов должников и кредиторов. В своем докладе он проанализировал последний законопроект, направленный, в частности, на изменение процедуры финансового оздоровления. Андрей Егоров, главный редактор журнала «Арбитражная практика», напротив, отметил, что институт финансового оздоровления как таковой просто отсутствует в правоприменительной практике и его невозможно возродить. При этом, по мнению А. Егорова, наиболее насущными проблемами в сфере банкротства являются запрет зачета, контролируемые банкротства и отсутствие пропорциональной системы установления размера  вознаграждения арбитражных управляющих.

До начала конференции газета «Ведомости» провела опрос о том, в чьих интересах следует развивать законодательство о банкротстве в России. Из 516 респондентов 42,83% отдали предпочтение продолжниковому законодательству;  57,17% – прокредиторскому. Подводя итоги, модератор сессии Сергей Водолагин, партнер юридической фирмы Westside Advisors, отметил, что главной целью законодательства о банкротстве, какой бы вектор развития не избрал законодатель, должно быть сохранение бизнеса как основы конкурентоспособной рыночной экономики.

 

Технологии проведения банкротств

Яркое и аллегоричное использование известных картин для иллюстрации сессий – традиция «Ведомостей». В этот раз одним из наиболее обсуждаемых произведений стала «Вакханалия» Алессандро Маньяско. Так, Алексей Карпенко, старший партнер адвокатского бюро Forward Legal, указал на главное сходство изображенного на картине античного пиршества и процедуры банкротства в современной России: «у стола есть место всем, кроме юристов».

В рамках сессии о технологиях проведения банкротств спикерами были проанализированы последние кейсы и предложены возможные пути разрешения наиболее спорных вопросов. Степан Гузей, партнер юридической фирмы Lidings, рассказал о проблемах регулирования трансграничного банкротства в России, а точнее ‒ о полном отсутствии подобного регулирования. Единственное упоминание о трансграничном банкротстве содержится в п. 6 ст. 1 Закона о несостоятельности, отсылающего правоприменителей к двусторонним договорам. Однако на данный момент ни одного такого договора Российской Федерацией не заключено. Подобный правовой вакуум создает дополнительные риски для потенциальных инвесторов и снижает экономическую привлекательность России.

Партнер юридической фирмы «Алруд» Федор Вячеславов описал самые распространенные схемы недобросовестных банкротств, среди которых и банкротство через выдачу векселей, и использование третейских оговорок (очень популярных при контролируемых банкротствах), и запутанные схемы со множественностью лиц, характерные для группы компаний, и искусственное создание текущей кредиторской задолженности с целью вывода активов уже в процедуре. Давно известные и широко используемые, увы, эти схемы по сей день являются рабочими. Противостоять им можно и нужно: борьба с фиктивными кредиторами, активный контроль деятельности арбитражного управляющего, привлечение уголовно-правовой составляющей – инструментарий для защиты прав кредиторов. Однако его эффективность много меньше, чем эффективность тех схем, против которых он направлен. А вот ресурсов – временных, трудовых, финансовых – отнимает немало.

Ответом на вопрос о возможных путях ускорения и удешевления процедур банкротства стал доклад Эдуарда Олевинского, председателя совета директоров адвокатского бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры». Спорные вопросы признания права собственности на объекты недвижимого имущества нежилого назначения в рамках процедуры банкротства должника-застройщика, а также различные подходы в судебной практике к их решению проанализировал руководитель проектов по банкротству АК «Павлова и партнеры» Алексей Алтухов.  Говоря о тенденции развития судебной практики, А. Алтухов выразил надежду, что Верховный суд РФ примет эстафету Высшего арбитражного суда по ее обобщению, систематизации и выработке единообразных подходов к применению и толкованию судами законодательства о банкротстве.

 

Привлечение реальных собственников бизнеса (бенефициаров) к субсидиарной ответственности

Модератором сессии выступил партнер адвокатского бюро Forward Legal Алексей Карпенко. Неординарные ораторские способности каждого из спикеров, а также нестандартные подходы к решению насущных для всего юридического сообщества проблем породили жаркие дискуссии и полемику. На сессии обсуждались такие практические вопросы, как:

  • определение момента возникновения обязанности руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве;
  • распределение бремени доказывания вины контролирующего должника лица, привлечение к субсидиарной ответственности лиц, формально не связанных с должником (на примере кейса «Межпромбанка» и привлечения к ответственности С. В. Пугачева);
  • процессуальные особенности дел о привлечении к субсидиарной ответственности.

Спикеры представили участникам конференции конкретные алгоритмы действий по сбору законодательной базы и выработке тактики ведения процесса по привлечению контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности.

Для контролирующих должника лиц были выработаны и представлены общие рекомендации, соблюдение которых позволит снизить риски привлечения к субсидиарной ответственности. И главная из таких рекомендаций сводилась к простому правилу ведения честного бизнеса. В кулуарах Светлана Карелина также отметила необходимость внедрения медиативных технологий в процедуру банкротства и дальнейшее совершенствование института медиации в целом. Вопрос применения медиативных технологий в банкротстве поднимался на конференции неоднократно. Арбитражный управляющий Иван Рыков отметил перспективность применения медиации при решении вопросов на собрании кредиторов, в частности сотрудничества иных кредиторов с представителями Федеральной налоговой службы РФ. Николай Покрышкин, партнер «Кульков, Колотилов и партнеры», отметил позитивную тенденцию последнего времени в судебной практике по делам о банкротстве кредитных организаций: лиц, контролирующих банки-банкроты, стали привлекать к субсидиарной ответственности[1].

Вопросы несостоятельности, безусловно, злободневны для российской действительности. Закон о банкротстве физических лиц еще не вступил в силу, тем не менее, статистические показатели неизменно стремятся вверх: в I квартале 2015 г. количество банкротств в России возросло на 22% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. И это не далеко не предел.

Что же будет с институтом несостоятельности в России через 5-7 лет? Участники конференции сошлись на том, что покажет время.

Мария Ивашнева

 

[1] Подробнее об этом см. Покрышкин Н. Институт банкротства в России: привлечение бенефициаров к субсидиарной ответственности // Legal Insight. 2015. №8. С. 40-41.

Leave a Comment