Глобальная экономическая концентрация

In Press Releases, Новости by Маргарита Гаскарова0 Comments

Поделитесь:
Глобальная экономическая концентрация

Риски глобальных сделок экономической концентрации, а также механизмы контроля мега-слияний и поглощений обсудили эксперты в ходе сессии «Глобальная экономическая концентрация» на VIII Петербургском Международном Юридическом Форуме. Участники сфокусировались на поиске новых регуляторных подходов к определению рынков при рассмотрении сделок экономической концентрации в условиях глобализации.

Модератором обсуждения выступил заместитель руководителя Федеральной Антимонопольной службы РФ Андрей Цыганов. Участие в дискуссии приняли заместитель руководителя Комиссии по конкуренции ЮАР Мулало Ратшисусу, вице-президент Charles River Associates Кристина Каффара, директор Института права и развития ВШЭ-Сколково Алексей Иванов, профессор Университетского колледжа Лондона Янис Лианос, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Наталья Коростелева, начальник Управления контроля агропромышленного комплекса ФАС РФ Анна Мирочиненко, советник Allen & Overy LLP Майкл Рейнольдс, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Анна Нумерова, партнер RBB Economics Виталий Пружанский, советник антимонопольной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Евгений Большаков.

Свой диалог участники начали с обсуждения одной из крупнейших сделок последних лет – покупки Bayer компании Monsanto. По словам Анны Мирочиненко, это событие стало одним из вызовов, в том числе и для российской ФАС, так как затрагивало мировой сельскохозяйственный рынок. Сделка рассматривалась более чем в 30 юрисдикциях, подняла вопросы эффективного взаимодействия антимонопольных ведомств в условиях экономической концентрации. Она продемонстрировала применение IT-технологий с помощью больших данных и показала меняющуюся модель ведения глобального бизнеса. Слияние компаний российские юристы рассматривали с точки зрения трансформации глобального рынка агротехнологий. Последствиями сделки станет то, что мировой рынок семян и средств защиты растений и решений в области цифрового земледелия приобретет жесткую олигопольную структуру. Компания займет лидирующие позиции на рынке семян и средств защиты растений и будет контролировать ключевые агротехнологии. Все это позволит ей занять лидирующую позицию во всем мире, и в РФ в том числе, предупредила Анна Мирониченко.

«Мы, являясь лидерами по экспорту зерна и импорту семян для растениеводства, пришли к выводу, что сделка может привести к ограничению конкуренции. Мы не пошли по пути структурных требований, направленных на нивелирование угроз для конкуренции. Мы посчитали, что в условиях олигополии такие меры не будут достаточно эффективны. Наши требования и предписания к объединенной компании содержат поведенческие требования. Согласно им, объединенная компания должна предоставить российским компаниям знания о селекции тех культур, по которым у Monsanto-Bayer наиболее сильные позиции», – подчеркнула спикер.

Майкл Рейнольдс продолжил линию диалога, заданную российской коллегой. По его словам, есть тренд на вертикальные слияния компаний. Вместе с тем, он отметил, что крупные слияния – это не всегда плохо. Сам по себе размер сделки автоматически не вызывает подозрений у антимонопольных служб, их внимание могут привлечь и небольшие слияния. Эти ведомства пристально работают в секторах телекоммуникаций, высоких и новых технологий, промышленности. Сдвиг в работе есть в пользу поведенческих мер. Это происходит из-за акцента на вертикальных слияниях, в том числе и в Китае, Индии, ЮАР, Бразилии. Ранее вертикальные слияния вызывали меньше озабоченности, нежели горизонтальные, но теперь ситуация изменилась. Это произошло из-за ряда прецедентов, приковавших внимание многих стран мира.

«Аппетит к огромным сделкам в мире сохраняется. Они есть и в России – мы знаем, например, об объединении Яндекс.Такси и Uber. Целый поток сделок, который не иссякает. Мы видим очень тщательное рассмотрение всех этих сделок антимонопольными ведомствами, учитывается мнение все большего количества юрисдикций. Если 30 лет назад таких юрисдикций было не больше пяти, то сейчас ведомств по контролю сделок и поглощений в мире больше 130», – рассказал Майкл Рейнольдс.

Анна Нумерова привела статистику по глобальным сделкам. Так, рынок в 2017 году составил 3,15 триллионов долларов США. При этом 2017 год стал рекордным по количеству трансграничных сделок: их доля составила 42 процента. Это говорит о том, что глобализация бросает вызов регуляторам с точки зрения бизнеса, уверена эксперт. По словам Нумеровой, справляться с доминирующими игроками сложно: они прирастают, покупая небольшие стартапы, злоупотребляют этим и создают головную боль для антимонопольных ведомств. Тренды таковы, что на пороге крупные реформы в международном антимонопольном законодательстве, убеждена представитель ЕПАП.

Пресс-центр
КЦ «Петербургский Международный Юридический Форум»

Leave a Comment