Несколько слов о большой любви русских к английскому праву и британскому суду

In Обзоры мероприятий by Legal Insight4 Comments

Поделитесь:

3 июля 2012 г. в посольстве Великобритании в Москве прошла конференция, посвященная популярности английского правосудия в России. Мероприятие было приурочено к приезду в Москву мэра Лондонского Cити Д. Уоттона, в связи с этим особое внимание уделялось открытию Rolls Building – нового современного здания, в котором расположились основные службы Высокого суда Лондона, его функционированию и роли в развитии и продвижении столицы Великобритании как глобального центра правосудия и оказания юридических услуг. Внешне это выглядело бы только как презентация Лондонского Сити в качестве международного юридического центра, если бы практически весь посткризисный период на территории нашей страны не сопровождался потоком новостей о новых судебных делах, касающихся споров между российскими олигархами, трепетно и досконально рассматриваемых и сопровождаемых большим количеством юристов в Англии.

Описывая интерес россиян к английскому правосудию, Д. Кэнеди (Freshfields Bruckhaus Deringer) обратил внимание на несколько цифр, которые говорят сами за себя:

  1. в последнее время около 50% дел с участием иностранных лиц, которые рассматривались в Высоком суде, имели в качестве одной из сторон резидента России или стран СНГ;
  2. общая сумма исков по четырем крупнейшим делам составила 17 млрд долларов США;
  3. в одно только дело БТА Банк vs. Мухтар Аблязов вовлечено более 50 юристов, при этом в нем фигурирует более 600 офшорных компаний;
  4. 153 млн долларов США – вознаграждение, объявленное за услуги юристов Березовского в деле Березовский vs. Абрамович.

Ю. Загонек (White & Case), в свою очередь, отметила, что в Англии указанный тренд также активно обсуждается. Например, несколько месяцев назад популярное британское юридическое издание The Lawyer опубликовало статью, в которой охарактеризовало Лондон как город выбора и возможностей для российских олигархов (помимо прочего, речь шла о том, что последние делают выбор в пользу британской правовой и судебной системы) [1]. Ю. Загонек отметила, что для многих рассмотрение спора в Высоком суде – в первую очередь вопрос статуса.

Другим значимым обстоятельством, делающим Лондон столь притягательным, является качество правовой системы. Факт остается фактом (это обозначили все участники мероприятия): споры с участием сторон из России и стран СНГ становятся обычными для английских судов.

Примечание Legal Insight

Если обобщить основные моменты, освещаемые присутствующими, то наиболее интересными представляются:

а) вопросы определения подсудности английским судам;
б) существующие в английском процессе механизмы защиты интересов сторон до вынесения решения;
в) примеры подходов английских судов к исполнению арбитражных решений;
г) высокая вероятность исполнения авторитетных решений английских судов в странах общего права.

Ю. Загонек об определении судами Англии вопросов юрисдикции над спорами с участием иностранных лиц

Одним из принципиальнейших вопросов, которые возникают при освещении темы конкуренции правовых систем в России, является то, как иностранные суды рассматривают вопросы собственной юрисдикции в отношении возникающих между российскими олигархами споров по поводу российских активов. В докладе было отмечено, что вопрос о наличии юрисдикции английских судов возникает в каждом деле, касающемся споров русских олигархов в Лондоне. Безусловно, стороны могут договориться о том, что передадут дело на рассмотрение в английский суд, который уполномочен на его рассмотрение, за исключением тех случаев, когда существует специальное правовое регулирование вопросов юрисдикции. Применительно к последним случаям докладчица выделила несколько факторов, влияющих на определение юрисдикции английских судов.

Domicile (домициль)

Одним из вопросов, оцениваемых английскими судами при определении вопросов собственной юрисдикции, является определение домициля стороны. Общее право предоставляет английским судам широкую дискрецию в определении данного вопроса в отношении физических лиц. Английские суды будут в каждом конкретном деле определять место постоянного пребывания стороны в Англии, оценивая существенность ее связей с Англией. Многие российские бизнесмены имеют интересы и вложения в Англии, однако этого еще недостаточно для того, чтобы дело рассматривалось в Лондоне. Суды интересует определение устойчивости постоянного местонахождения, и в связи с этим ими будет оцениваться целый комплекс вопросов: местонахождение семьи, деловые контакты, местонахождение собственности, характер ее использования, природа визитов лица в Англию. Суды могут признать возможность наличия двух домицилей у физического лица. Так, в деле Югранефть vs. Р. Абрамович, в котором возникал вопрос домициля, судом тщательно исследовались вопросы: места пребывания Р. Абрамовича во время его визитов в Англию, состав его собственности в Англии, владение футбольным клубом «Челси», значимость дел Р. Абрамовича в Англии, тот факт, что его дети получают образование в Англии. Проанализировав указанные фактические обстоятельства, суд не нашел оснований для рассмотрения данного дела в Англии.

Предмет спора

Другой вопрос, который английские суды рассматривают для того, чтобы определить, подсудно ли им конкретное дело, касается предмета спора. Так, в пользу того, что спор должен рассматриваться в Англии, может свидетельствовать то, что он возник на основании подписанного в Англии на английском языке и подчиненного английскому праву договора, а также то, что все свидетели такой сделки находятся в Англии. Данный момент был учтен в качестве одного из аргументов в деле Черной vs. Дерипаска (спорная сделка между сторонами была заключена в Англии), в связи с чем дело рассматривалось в Англии.

Интересы правосудия

В случаях, когда исходя из указанных оснований будет очевидно, что Англия не является надлежащим местом для рассмотрения спора, суд все равно может решить, что конкретное дело подлежит рассмотрению в Англии в интересах достижения правосудия (например, потому что климат в стране, где такое дело могло бы быть рассмотрено, не позволит принять правосудное решение). Такое решение было принято в деле Черной vs. Дерипаска. Высокий суд указал, что формально надлежащим национальным форумом для рассмотрения спора могла бы быть Россия, однако при рассмотрении дела истец (Черной) сумел убедить в существовании риска того, что он не сможет получить надлежащее удовлетворение иска в России, поскольку, российский арбитражный суд может быть подвержен влиянию (вмешательству) ответчика. Кроме того, Высокий суд принял во внимание, что для России М. Черной является persona non grata и его въезд в эту страну нежелателен.

Указанный подход английских судов, принимающих к рассмотрению споры, которые могли бы рассматриваться и в России, зачастую вызывает неудовлетворенность отдельных кругов. Однако, как заметила докладчица, юристы, для которых столь огромное количество споров создает дополнительное поле для деятельности, все равно оказываются в выигрыше.

О том, что стороны могут найти для себя в английском правосудии и что делает его удобным и привлекательным (из доклада Э. Полтона,Baker & McKenzie LLP)

Докладчик обратил внимание на несколько процессуальных аспектов, которые делают интересным обращение именно в английские суды для разрешения споров, в том числе для представителей России.

Право английских судов выдавать судебные запреты (interim injunctions)

Существует много форм судебных запретов. При этом докладчик остановился на двух, которые были применены в делах с участием российских сторон: anti-suit injunction, freezing injunction.

Antisuit injunction. Английский суд вправе выпустить запрет на поддержание стороной дела судебного производства в другой юрисдикции в течение срока судебного разбирательства в Англии до вынесения решения суда. Примером того, как используется данный инструмент, является дело по иску BNP Paribas против ОАО «Русские машины». 

Примечание Legal Insight

Спор возник в связи с тем, что BNP Paribas SA выдал в 2007 г. аффилированной структуре «Русских машин» – Valeron Holding B.V. кредит на сумму 1 млрд долларов США на покупку акций компании Magna International под залог акций данной компании. В связи с кризисом стоимость залога значительно упала, заемщик предложил договориться о реструктуризации или отсрочке выплаты кредита. В качестве дополнительного обеспечения банк потребовал предоставить ему дополнительные гарантии. ОАО «Русские машины» предоставило гарантийное письмо за подписью генерального директора, однако до реструктуризации дело не дошло, а осенью 2008 г. банк продал находящийся в залоге пакет акций Мagna International, но сумел выручить только 878 млн долларов США. После этого он предъявил требования по гарантии, ОАО «Русские машины», в свою очередь, заявило о недействительности указанной гарантии, поскольку при ее выдаче не были получены необходимые корпоративные одобрения. В связи с данной сделкой в августе 2010 г. BNP Paribus подал в Лондоне иск о взыскании денег с «Русских машин» по гарантии, а Управляющая компания «Ингосстрах-инвестиции» (один из акционеров «Русских машин») в декабре 2010 г. подала в Арбитражный суд г. Москвы иск о признании договора гарантии недействительной. Банк-кредитор, в свою очередь, подал ходатайство в Высокий суд Лондона о наложении anti-suit injunction и получил его. Это привело к тому, что представители сторон не могли производить полноценного представительства в процессе, инициированном в Москве.

Freezing injunction. Институт freezing injunction был применен в одном из дел, рассматриваемых с участием сторон из стран СНГ, – деле БТА Банк vs. Мухтар Аблязов. Данный кейс стал примером наиболее обширного за последнее время судебного процесса, который рассматривался в Англии и имел определенный резонанс в России и странах СНГ. БТА Банк, защищая свои права в данном производстве, использовал ряд процессуальных возможностей, предоставляемых английскими судами. В частности, ему удалось доказать, что спорные капиталовложения в течение срока рассмотрения дела могут исчезнуть (права по ним будут переведены на других лиц). Суд принял эти доводы и наложил freezing injunction (судебный запрет на отчуждение активов стороны до вынесения решения в их отношении во всех странах мира), что имело целью исключить возможность скрытия ответчиком активов за рубежом (их выведение) до того момента, когда суд вынесет решение в отношении таковых. Кроме того, от ответчика потребовали раскрытия местонахождения своих активов, у него изъяли паспорт, установили контроль над его перепиской с ассоциированной компанией на Кипре и обязали не покидать Великобританию до конца рассмотрения дела. Несмотря на это, многие запреты суда были нарушены. Возмущенный таким поведением суд постановил арестовать М. Аблязова на 22 месяца и запретил ему защищаться против исков банка до исполнения приказа суда о раскрытии местонахождения своего имущества.

Подход английских судов к некоторым видам доказательств и их поиску 

Истребование доказательств [2].Важным элементом английского судопроизводства является процедура истребования (раскрытия) информации. У сторон спора имеется такая возможность.  На основании приказа суда запрашиваются релевантные для конкретного дела данные. Объем информации может быть довольно широким, что позволяет получить у соответствующих служб государств, на территории которых могут находиться те или иные данные, недостающие доказательства. Благодаря широким международным контактам Великобритании данный институт весьма эффективно работает в этой стране.

Виды доказательств

Доказательством в английских судах могут служить не только документы. Приемлемым является представление иных форм доказательств, в том числе аудио-, видеозаписей, электронных сообщений и т. д. Примером использования такой формы доказательств является кейс Березовский vs. Абрамович, в котором факт вручения исковых документов истцом ответчику был зафиксирован на видеокамеру наблюдения в одном из магазинов Лондона. Данная запись была представлена в суд для доказательства факта вручения документов. Несмотря на то, что в последующем Р. Абрамович утверждал, что не видел представленных документов, суд принял указанное доказательство и дело к производству.

Перекрестный допрос свидетелей

Перекрестный допрос – значимая часть английского процесса. Среди дел с участием сторон из стран СНГ показательным является процесс БТА Банк vs. Мухтар Аблязов, где именно в ходе перекрестного допроса были выявлены основные доказательства того, что М. Аблязов скрыл информацию о своих активах, по итогам чего был наложен freezing injunction.

Об отношении к исполнению решений международного коммерческого арбитража в Англии (из доклада Э. Бартлетта, Simmons & Simmons)

В своем докладе Э. Бартлетт уделил особое внимание вопросам преимуществ LCIA, указывая на то, что основными плюсами производства в LCIA является конфиденциальность, независимость, а главное – исполнимость его решений как в Великобритании, так и за ее пределами. Именно исполнимость решений государственных английских судов и арбитража была тем козырем, который неоднократно упоминался на данном мероприятии. Кроме того, отдельное внимание в докладе Э. Бартлетта было уделено тому, каковы последние тенденции в исполнении российских арбитражных решений в Англии.

Одним из примеров недавней международной практики является решение о взыскании с ОАО «Роснефть» в пользу Yukos Capital (бывшая дочерняя компания «ЮКОС») процентов за пользование чужими денежными средствами в период с 2006 по 2010 г. в размере 160 млн долларов США. Возвращаясь к истории вопроса, докладчик отметил, что в 2006 г. МКАС при ТПП РФ (далее – МКАС) вынес решение в пользу Yukos Capital о взыскании основной суммы долга, которое в последствии было отменено российскими государственными судами. В 2010 г. Апелляционный суд Амстердама привел данное решение в исполнение, несмотря на указанную отмену. Голландский суд счел тогда, что российские суды не были независимы и беспристрастны. В 2011 г. уже в Высоком суде Лондона Yukos Capital добилась решения о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 2006 по 2010 г. (за время разбирательств) в размере 160 млн долларов США. При этом Высокий суд Лондона подтвердил, что с его точки зрения, справедливы выводы голландских судов о том, что решения российских судов об отмене арбитражного решения в пользу Yukos Capital вынесены с нарушением минимальных требований правосудия.

Необходимо отметить, что «Роснефть» не согласилась с решением Высокого суда и подала апелляцию на решение Высокого суда в Апелляционный суд, который отказался подтвердить позицию Высокого суда. Э. Бартлетт указал, что данный пример показывает в целом внимательный подход британских государственных судов к вопросам исполнения арбитражных решений, в том числе зарубежных (в частности, российских).

Примечание Legal Insight

«Роснефть» в апелляции указывала два возражения:

а) при принятии решения Высоким судом не была применена доктрина акта государства (Act of State doctrine) [3], которая, по версии апеллянта, запрещает английским судам оспаривать аннулирование решений, вынесенных в России;

б) при принятии решения Высоким судом была некорректно применена доктрина issue estoppels (недопустимость возражений по уже решенному вопросу в голландском суде). Апелляционный суд отменил решение Высокого суда в связи с некорректным применением именно доктрины issue estoppel, указав, что Апелляционный суд Амстердама выносил свое решение, основываясь на публичном порядке Нидерландов, при этом английский суд должен был сформировать собственное решение на основании соответствующих аспектов английского подхода к публичному порядку. При этом Апелляционный суд в целом согласился с тем, что доктрина акта государства не должна применяться к решениям судебных органов.

О практической стороне дела и плюсах множественности стран англо-саксонской правовой семьи

Д. Кэнеди, отвечая на вопрос, почему стороны выбирают Лондон, назвал довольно типичные вещи: стабильность правоприменительной практики, креативность, качество процессуального производства, возможность исполнения решений английских судов как в самой Англии, так и во многих странах за ее пределами, наличие известных средств судебной защиты, центральное географическое положение. Кроме того, он отметил, что английскими юристами наработана значительная практика исполнения решений английских судов на территории стран системы общего права. Такими странами, в частности, являются Британские Виргинские острова и Республика Кипр. На территории именно этих стран сосредоточено большое количество компаний, через которые российские предприниматели и представители стран СНГ владеют активами. Этот момент является существенным при выборе россиянами именно английских судов для использования их решений в целях защиты своих прав в отношении активов в указанных странах в частности и в странах, унаследовавших систему общего права в целом.

Предлагая материал о том или ином правопорядке или институте, мы не говорим о том, что нужно выбрать именно его, но рекомендуем рассматривать все существующие варианты, а таковых современный супермаркет под названием forum shopping предлагает немало. Мы, со своей стороны, будем только описывать их, что, вероятно, поможет при принятии конкретных решений и подготовке трансграничных контрактов. Характеризуя данное мероприятие, невольно хочется назвать его пафосным, как и виды самого Rolls Building, шикарно представленные в начале конференции в качестве видов обновленного современного правосудия в старой доброй Англии. Сколько во всем этом права, сколько бизнеса, а сколько политики – покажет время.

Подготовлено Cветланой Дубинчиной

 


[1] Обзор этой публикации см.: Лопашенко Д. Бизнес – в России, суд – в Лондоне // Legal Insight. 2012. № 3 (9). С. 62, 63.

[2] Об этом также можно прочитать в Обзоре конференции «Взыскание убытков с топ-менеджеров компаний: новый подход к защите интересов акционеров», состоявшейся 19 июня 2012 г., по адресу: http://www.legalinsight.ru/damages-recovery-top-managers/.

[3] Суть доктрины акта государства заключается в том, что суды одного государства не могут слушать и выносить решения в делах, где основным вопросом является законность или правомерность действий другого государства.

Comments

    1. Большое спасибо за отзыв. Нам действительно приятно, что этот материал вызвал широкий интерес.

  1. Pingback: Конкуренция судебных систем России и Великобритании продолжается | Правовой журнал «Legal Insight»

Leave a Comment