«Юрист ­по­ экологической­ безопасности­ —­ мост­ между ­мирами­ инженеров­ и­ юристов»

In Специальные проекты by Анна0 Comments

Поделитесь:

В 2021 г. юридический департамент «Черкизово» выделил экспертизу по экологии в отдельное направление. В рамках специального проекта Legal Insight и Orchards «ЭКОLAW» мы поговорили со Станиславом Локтюшовым, старшим юристом центра отраслевой юридической экспертизы и сопровождения бизнеса Управления по правовому обеспечению «Черкизово» о том, почему в юридическом департаменте нужен узкопрофильный юрист по экологической безопасности, какие трудности стоят на пути развития права в сфере экологии и какие планы по развитию его направления есть у юрфункции сегодня.

— Какова роль юристов в экологических проектах компании?

— Юристы активно погружены в процессы ESG как в качестве лидеров проектов, так и в качестве экспертов. Например, в 2022 г. в системе электронного документооборота появился раздел, посвящённый недропользованию, обеспечивающий учет и контроль за добычей подземных вод от каждой скважины. Внедрение данного механизма поможет обеспечить соблюдение законодательства о недрах, земельного, санитарного и налогового законодательства, так как менеджеры будут располагать актуальной информацией в режиме реального времени. Аналогичные проекты создаются для отходов производства и потребления, а также сточных вод.

— В связи с текущей ситуацией не пересматривается ли деятельность компании в сфере экологии?

— Текущая геополитическая ситуация не отменяет для компаний необходимости решать вопросы устойчивого развития. ESG-повестка актуальна не только для Запада, но и для Востока, например Азиатско-Тихоокеанский регион является вторым после Европы по количеству инициатив ESG-регулирования (обгоняя Северную Америку). Группа «Черкизово» осуществляет экспорт мясной продукции в страны Востока (Китай, Саудовская Аравия и другие), в связи с чем ESG-повестка сохраняет для нас актуальность.

— Какие препятствия стоят на пути развития проектов сегодня (помимо глобальных)?

— Экологическое право всегда было и остается одной из самых сложных и запутанных отраслей права. С пробелами и коллизиями при применении экологического права приходит- ся сталкиваться на всех этапах ведения деятельности. Даже самые базовые его институты строятся в нарушение норм Федерального закона от 10.01.2002 No 7-ФЗ «Об охране окружающей среды».

Например, в настоящее время отсутствуют экологические нормативы качества окружающей среды. Другими словами, базовый институт нормирования в экологическом праве строится на соблюдении санитарных требований к здоровью человека, а не на соблюдении экологических требований к окружающей среде в нарушение Закона No 7-ФЗ. Кроме того, согласно его положениям, категоризация объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, должна строиться с учетом уровней воздействия предприятия, в то время как действующие критерии основаны на видах деятельности.

— Почему в «Черкизово» экологическую безопасность выделили в отдельное направление?

— В эксплуатации у компании находится более 350 объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, а штат насчитывает более 33 тыс. сотрудников, поэтому помимо общераспространённых юридических направлений есть и специфичные направления — экологическая, промышленная и пожарная безопасность, охрана труда, ветеринария. Компания всегда уделяла внимание вопросам охраны окружающей среды, поэтому выделение экспертизы в отдельное направление — последовательный шаг развития специализации. Бизнес прекрасно понимает важность экологических вопросов в современном мире. Юрист по экологической безопасности фактически служит мостом между техническим миром инженеров и правовым миром юристов.

— Как распределяются задачи и ответственность между экологами и юридическим департаментом?

— Юридическая и экологическая службы группы совместно разработали регламент взаимодействия, в котором зафиксированы их обязательства друг перед другом, а также закреплены сроки для дачи юридических консультаций и обязательства по уведомлению об изменениях в законодательстве. Со стороны экологической службы взяты на себя обязательства по уведомлению юридической службы о происшествиях, влекущих причинение вреда окружающей среде и здоровью населения. Также действует регламент по проведению проверок, в котором определены ответственные должностные лица. Наиболее значимые решения экологи принимают коллегиально с юристами и руководителями производственных подразделений по результатам совместных обсуждений.

— В чем заключаются особенности работы юриста в сфере экологической безопасности?

— Работа юриста, занимающегося экологическим правом, не ограничена только работой с правовыми последствиями в виде привлечения к ответственности, выдачи предписаний, предъявления иска о возмещении вреда и тому подобным. Она напрямую связана с деятельностью эколога предприятия, а именно с вопросами, возникающими при разработке экологической документации, ведении учета, осуществлении производственного экологического контроля и заполнении отчетности.

Нужно полностью погрузиться в работу экологической службы и производственных подразделений компании, находиться в постоянном контакте с экологами, посещать площадки и проводить их эколого-правовые аудиты, быть частью профессионального сообщества не только юристов, но и экологов.

— Что помогает бизнесу избегать экологических конфликтов?

— Деятельность по правовой защите компании следует разделить на два больших блока. Первый блок — это активная защита. К ней относятся общие для всех юридических департаментов задачи по сопровождению проверок и судебной защите компании. Второй блок — превентивная защита. С учетом введенного моратория на проведение проверок, подробнее хотелось бы остановиться именно на этом блоке как на более специфическом методе защиты компании от экологических рисков. Превентивная защита включает участие в нормотворческой деятельности на базе НТС Росприроднадзора и в рабочей группе по экологии Аналитического центра при Правительстве РФ.

Важную роль в превентивной защите играет проведение эколого-правовых аудитов как в компании, так и в приобретаемых активах. В частности, мы провели аудит результатов проверок с целью выявления типичных нарушений и составления дорожной карты по минимизации рисков. Инициированы и проводятся проверки на предмет соответствия экологическому законодательству объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду в части обращения с отходами и пользования недрами.

Помимо прочего, осуществляется еженедельное информирование бизнеса об изменениях в законодательстве и судебной практике, проведение обучающих вебинаров по нововведениям в законодательстве. Также функционирует сервис «Вопрос юристу», в котором выделена специальная рубрика по экологии. С помощью данного сервиса любой сотрудник компании может получить консультацию по вопросам промышленной экологии.

— Зачастую компании смотрят на вопросы экологии через «штрафную» призму. Можно ли уйти от модели штрафно-карательных отношений государства и бизнеса?

— Самая распространенная проблема в области экологии — это отсутствие четкого правового регулирования. Ее можно рассмотреть на примере общего для всех сельскохозяйственных предприятий вопроса — обращение с навозом и пометом, которое одновременно регулируется санитарным, ветеринарным законодательством, законодательством об обращении с отходами производства и потребления, а также законодательством, устанавливающим требования к обращению с пестицидами и агрохимикатами. Это создает правовую неопределённость при определении требований к обращению с ним, что затрудняет ведение сельского хозяйства и создает административные и финансовые риски для аграриев. Отсутствие четких правил игры приводит к предъявлению к сельхозпроизводителям претензий, влекущих банкротство (например,  дело ООО «Гвардия», в котором Росприроднадзор требовал взыскать более 9 млрд рублей).

— Какова ваша оценка перспектив развития экологического законодательства, в какую сторону будет двигаться законодатель?

— Экологическое законодательство должно строиться на принципе стимулирования. Для этого требуется перейти от критериев по видам деятельности к критериям по уровню негативного воздействия на окружающую среду. Например, привязать категорию к размеру платы за НВОС. Тогда предприятие будет иметь стимул к сокращению объемов выбросов, сбросов и отходов, так как снизится уровень административной нагрузки в части периодичности проверок по риск-ориентированному подходу и уровень предъявляемых требований.

Кроме того, в настоящее время из платы за НВОС вычитаются затраты на реализацию мероприятий по снижению негативного воздействия на окружающую среду только предприятиям, которые не соблюдают установленные нормативы. В итоге у предприятия, осуществляющего выбросы и сбросы в пределах нормативов, отсутствует денежная мотивация по снижению негативного воздействия на окружающую среду.

Законодательство в области охраны окружающей среды должно создавать механизмы, благодаря которым быть экологичным выгоднее не из-за больших штрафов, а из-за открывающихся возможностей в финансовом секторе (льготы, кредиты).

(Статья была опубликована в майском номере журнала Legal Insight | No 04 (110) | 2022)

Leave a Comment