Экология: при чем тут юристы?

In Новости, Статья by Виктория Хайруллина0 Comments

Поделитесь:

Мировой тренд на достижение целей устойчивого развития добрался до России. Крупный отечественный бизнес уделяет все больше внимания экологическим и социальным вопросам, ведь сегодня его инвестиционная привлекательность зависит не только от финансовых показателей. По мнению экспертов, экологические данные из отчетов компаний показывают их эффективность в управлении своими ресурсами и заботе об окружающей среде. Государство, со своей стороны, ужесточает политику в отношении безответственных природопользователей, увеличивая количество проверок и повышая размеры штрафов. Возрастающая значимость вопросов экологии в деятельности компаний стимулирует наращивание юридическим департаментом дополнительных компетенций и в этой сфере. В июньском номере мы рассуждали об экологических штрафах и о количестве выявляемых нарушений, задавшись вопросом о том, существует ли в компаниях экологический комплаенс и кому он нужен? В октябрьском мы решили разобраться, в каком направлении движутся государство, общество и бизнес по пути к объявленному всемирному устойчивому развитию и какова в этом роль юристов компаний. 

В сентябре 2019 г. изменение климата настолько встревожило общественность, что поисковые запросы в Google впервые в истории превзошли интерес американских интернет‐пользователей к «Игре престолов».

Бизнес во всем мире давно стал использовать заботу об экологии для увеличения прибыли. Так, исследование Нью‐Йоркского университета за 2013‐2018 гг. показало, что продажа экологически безопасных товаров помогает компаниям существенно поднять выручку. Но тренд заботы об окружающей среде распространился не только на товары: компании самых разных секторов экономики стали активнее участвовать в проектах по защите экологии и позиционировании бизнеса как «экологически чистого». Так, Unilever запланировала до 2030 г. снизить влияние на окружающую среду в 2 раза, а Apple заявила о том, что все заводы по сборке устройств получили сертификат нулевого показателя отходов Zero Waste to Landfill.

Методы экостражи: к чему приведут штрафы

129 мая на весь мир прогремело известие об экологической трагедии в Норильске. Первой реакцией государства стало начисление компании рекордного размера компенсации за нанесенный природе ущерб. В российской истории уже были похожие аварии. В 1994 г. в Коми произошел крупнейший нефтеразлив — по разным оценкам, в почву попало не менее 14 тыс. тонн нефти. Тогда ущерб только за загрязнение водных объектов оценили в 311 млрд рублей. Вскоре разорившаяся виновная компания АО «Коминефть» вошла в состав «Лукойла», передав ему обязательства по устранению последствий аварии. Что примечательно, в 1995 г. причина аварии была аналогичной — отсутствие средств на реконструкцию и замену ветхих трубопроводов.

Компаниям выгоднее «откупаться» от природы, выплачивая штрафы и компенсации, нежели выстраивать экологически чистый бизнес — такой неутешительный вывод был сделан на основе результатов расследований последних экологических аварий. При этом оказалось, что в 2019 г. за нарушение правил дорожного движения было уплачено в 100 раз больше, чем за нанесение вреда природе. Светлана Радионова, глава Росприроднадзора, призвала к увеличению размера штрафов и, конечно же, к усилению проверки компаний. После норильской аварии подход к штрафам явно изменился: суммы компенсации стали гораздо больше.

Как отмечают аналитики Fitch Ratings, сумма, зарезервированная «Норильским никелем» на устранение ущерба (2,1 млрд долларов США), сопоставима лишь с суммой, начисленной бразильской Vale после прорыва дамбы хвостохранилища в 2019 г. (3,4 млрд долларов США). В связи с этим EBITDA «Норильского никеля» в первом полугодии 2020 г. снизилась на 51 %.

Даст ли повышение штрафов необходимый эффект? Не приведет ли это к тому, что компании по‐прежнему будут откупаться, а государство продолжит пополнять бюджет? Ведь согласно новым поправкам, внесенным в Налоговый кодекс РФ, средства, полученные от нарушителей, поступают в федеральный бюджет. Как пишет для VTimes Евгений Шварц, независимый директор «Норникеля», «нужно восстановить „окрашенные“ экологические платежи, чтобы компенсация ущерба не стала способом пополнения бюджета в экономически сложное время, а целевым путем шла на восстановление экосистем, экологическую модернизацию и технологическое обновление в компании — источники негативного воздействия на природу».

Вы отняли мои мечты и мое детство своим пустослови- ем. А мне еще повезло. Люди страдают. Люди умира- ют. Погибают целые экосистемы. Мы стоим на пороге массового вымирания, а вы только и можете обсу- ждать деньги и рассказывать сказки о бесконечном экономическом росте. Как вы смеете!Грета Тунберг, экологическая активистка
Вклад в эко-будущее: зачем бизнесу?

В настоящее время компании серьезно озадачены экологической повесткой не только в части управления экологическими рисками и оспаривания штрафов за нарушения. Экологические факторы все больше приобретают значение при определении инвестиционной привлекательности бизнеса. Так, в докладе Всемирного экономического форума и аудиторов «большой четверки» сформулировано 55 показателей, которые рекомендуется включить в корпоративную отчетность. Ключевые показатели оценки условно поделены на четыре группы, и одна из них посвящена планете. Выбросы парниковых газов, борьба с изменением климата, постановка целей по сокращению вредного воздействия на природу, сохранение земель и воды — все это планируется отражать в отчетности компаний. Как отмечают аналитики Credit Suisse в отчете «Дорожная карта инвестора в энергетическом переходе», мир переходит к низкоуглеродной экономике, идет массовое перераспределение капитала в экологически более чистые секторы, поэтому оценка климатической ситуации становится необходимым навыком для инвесторов и управляющих активами.

Грамотно выстроенная экологическая политика — это еще и конкурентное преимущество компании. Она позволяет не только избежать наложения штрафов и санкций, но и создает новые возможности для бизнеса, повышая доверие к бренду и выстраивая новые модели взаимодействия и кооперации с другими игроками на рынке.

В прошлом году, составляя рейтинг лучших работодателей России, Forbes оценил, какую долю выручки крупнейшие промышленные компании тратят на экологию. «Норникель» занял по этому показателю первое место — около 5 % выручки за 2017–2018 годы компания потратила на охрану окружающей среды. На втором месте разместилась золотодобывающая компания «Полюс», на третьем — «Газпромбанк» (АО).

При чем тут юристы?

Обычно юридический отдел не углубляется в «экологические дебри», и мониторинг экологических стандартов ведется иными подразделениями компании. Но в последнее время юридическая функция не может оставаться в стороне от этих процессов. Анна Стрежнева, старший юрист PwC Legal, видит как минимум три роли юриста в экологическом функционале компании. Подробнее об этом читайте в ее статье в этом номере LI.

Разбираться с экологическими рисками юристам, как правило, приходится уже на стадии оспаривания претензий и предъявления штрафов со стороны природоохранных органов. Специалисты отмечают, что примерно с 2018 г. судебная практика по делам о возмещении вреда окружающей среде стала меняться не в сторону природопользователей. Тем не менее известны и случаи успешного оспаривания актов проверяющих органов. Так было с аэропортом «Пулково». В 2019 г. компанию обвинили в недостаточной очистке сточных вод и насчитали размер ущерба, нанесенного ею природе, на сумму 162 млн рублей, а также возбудили 12 административных дел. Юридический отдел компании возглавил внутреннее расследование, в помощь юристам была передана группа охраны окружающей среды. Почему юристам необходимо следить за экологическим законодательством, объясняет Наталья Брагина, директор по правовым вопросам ООО «Воздушные ворота Северной столицы» в интервью нашему журналу.

Как воюют с помощью «зеленого оружия»

2На всеобщей волне проведения внеплановых проверок, увеличения штрафов и компенсации растет и число случаев «экологического рейдерства». Управление экологическими рисками по праву можно назвать «ахиллесовой пятой» практически каждого бизнеса. Похвастаться соблюдением всех стандартов и ведением прозрачной экологической политики могут далеко не все. И если условно вчера, то есть до экологической катастрофы в Норильске, природоохранные органы смотрели на многие нарушения сквозь пальцы, то сегодня они оперативно реагируют на каждое обращение.

Зачастую конкуренты используют экологическую проблематику для решения собственных бизнес‐целей, вовлекая экоактивистов и СМИ в экологический «крестовый поход». Недавно во всех новостях писали о разработке шихана «Куштау» в Башкирии: на защиту известняковой горы встали тысячи активистов, а Максим Галкин, Ксения Собчак и Сергей Шнуров записали видеообращения, направленные против его разработки. 3Что же произошло на самом деле? Некоторые эксперты небезосновательно заявляют, что экологическая тематика в корпоративном конфликте имеет связь с попыткой оспорить правительством Башкирии приватизацию Башкирской содовой компании (БСК), на которую приходится до 85 % всей производимой в стране пищевой соды. Экологическая тематика выступила здесь катализатором, что в итоге привело к вопросу о законности уменьшения доли государственного участия в БСК. О методах экологического шантажа, которыми пользуются недобросовестные конкуренты, рассказывает Сергей Учитель в статье «Природоохранный ящик Пандоры» на примере одного угольного дела на Кузбассе.

Экоактивизм — это религия богатых людей. У бедных другие заботы. Они хотят выжить, а энергосистемы их стран не дают им достаточно электричества. А еще обеспеченный люди, как правило, более образованы. Вместо Бога у них — наука. Они поклоняются природе, видя с ней единственно возможную гармонию.Майкл Шелленберг, американский эколог
Мониторинг и наблюдение — наше все

Только открытая и прозрачная информация о состоянии окружающей среды способна снизить градус напряженности в сфере защиты окружающей среды. По данным исследования ВШЭ, в России существует 14 основных государственных информационных ресурсов с данными о состоянии окружающей среды, которые никак не взаимосвязаны друг с другом.

Государство активизировало работу по созданию информационной системы мониторинга окружающей среды. В начале сентября Правительство РФ утвердило ее концепцию. Фактически цифровизация добралась и до сферы экологии: информационная система позволит не только оперативно получать данные о состоянии окружающей среды, но и прогнозировать изменения экосистемы, а также рассчитывать последствия нанесения вреда природе и возможности для ее восстановления. Получаемые результаты планируют объединить с базой данных об объектах, оказывающих негативное воздействие на природу. В документе подчеркивается, что такие меры обусловлены переходом к экологически ориентированной модели экономического развития и ростом роли экологического фактора как политического инструмента на международном уровне.

Как бы то ни было, о едином понимании устойчивого развития в России говорить еще рано: слишком разные цели преследуют основные силы мировой эко‐трансформации. Однако дорога одна, и она — к «зеленому» будущему.

Автор: МАРИЯ АСТАФЬЕВА
Текст опубликован в журнале Legal Insight. — 2020.- №8

Информируем вас о продолжении подписной кампании на журнал «Legal Insight» на 2021 год. Оформить подписку, как и прежде, можно в пдф-формате (12500-00, для нерезидентов — 13280) и на бумажном носителе (19000-00, для нерезидентов — 19780). Заявка на оформление подписки.

Leave a Comment