В середине марта 2022 г. практически одновременно 22 международные юридические фирмы заявили о том, что покидают Россию. Для их российских команд это стало полной неожиданностью. «Нас фактически бросили», «та быстрота, с которой все было сделано, шокировала», «такой реакции от головного офиса никто не ожидал», — так описывают партнеры ильфов сложившуюся в марте ситуацию. Тем, кому поставили жесткие сроки прекращения работы под западным брендом, пришлось перестраиваться буквально на ходу.

Юристы Bryan Cave Leighton Paisner одни из первых (6 апреля 2022 г.) объявили о создании новой фирмы. Чуть позже об этом же сообщили Borenius (Nordic Star) и Eversheds (Birch Legal). 1 июня стало известно о создании пяти юридических фирм: Denuo (DLA Piper), «Кучер, Кулешов, Максименко и партнеры» (Debevoise & Plimpton), Level Legal Services (Hogan Lovells), «Никольская консалтинг» (Herbert Smith) и Better Chance, объединившей на платформе Clifford Chance партнеров из шести ильфов.

Многие из опрошенных нами руководителей юридических департаментов еще весной прогнозировали появление на рынке гибридных команд и сильных альянсов, создаваемых на основе партнерства представителей разных фирм (Подробнее см. в статье: Стены и ветряные мельницы: что делать, когда дует ветер перемен.// Legal Insight. — 2022. — №3).

Помимо Better Chance возникли юридическая фирма Orion Partners, созданная Константином Олефиром вместе с партнерами из Herbert Smith и Linklaters, и юридическая фирма «Восход», объединившая команды юристов из White&Case и Debevoise & Plimpton.

Значительная часть юристов Allen&Overy, Morgan Lewis, Latham & Watkins, Linklaters, Freshfields релоцировалась в офисы в Дубае и Лондоне. White & Case также перемещают московскую команду разрешения споров.

Команды «Большой четверки» сохранились и также были переименованы. Интересно, что в названиях трех из них содержится слово «технологии»: KPMG — KEPT, PwC — «Технологии доверия», Deloitte — «Деловые решения и технологии». EY теперь называется «Б1». Первое время мы будем по-прежнему их различать как «экс-Делойт», «экс-Прайс» и пр.

В июне команда московского офиса CMS создала юридическую фирму SEAMLESS Legal. Команда московского офиса Herbert Smith Freehills открыла юридическую фирму «Никольская Консалтинг». Команда московского офиса Debevoise & Plimpton открыла юридическую фирму «Кучер, Кулешов, Максименко и Партнеры».  Команда российских юристов Mannheimer Swartling открыла юридическую фирму «Барнашев и Партнеры».

Известно, что юристами Baker McKenzie, Dentons, Freshfields вскоре также будут созданы новые фирмы. Пока они находятся на стадии реорганизации, а официальных заявлений не делалось.

Подведем промежуточный итог: вместо 22 иностранных юридических фирм создается 17 российских фирм, у большинства из которых количество персонала сократилось. Если пытаться классифицировать новые образования, то за критерий можно взять наличие соглашения о партнерстве с бывшими работодателями. Пока об этом четко заявили лишь две фирмы.

Чтобы составить нынешнюю картину рынка юридических услуг, мы беседуем с представителями новых брендов по поводу того, какие планы у экс-ильфов, кто вошел в новые объединения и как они планируют конкурировать в новых условиях.

В июньском номере мы опубликовали блиц-интервью с Alumni Partners, Birch Legal и Better Chance.

В июльском — «Никольская Консалтинг», «Кучер, Кулешов, Максименко и Партнеры» и SEAMLESS Legal.

2