О некоторых итогах форума в Давосе и их влиянии на судьбу представителей ЛГБТ-сообщества и женщин

In Новости, Статья by Виктория Хайруллина0 Comments

Поделитесь:

24 января завершилось одно из главных международных мероприятий в сфере бизнеса — экономический форум в Давосе. Из наиболее ожидаемых событий — выступление Дональда Трампа и Греты Тунберг. Среди тем сессий: будущее капитализма, устойчивое развитие и защита прав ЛГБТ-сообществ. Последняя тема получила развитие: не успел закрыться форум, банк Goldman Sachs заявил об отказе помогать с подготовкой IPO компаниям, в совете директоров которых будет отсутствовать представитель хотя бы одного из «меньшинств»: женщин, представителей ЛГБТ или национальных меньшинств (что бы это не означало). Надо сказать, что на тему гендерного разнообразия в последнее время был проведен целый ряд исследований, ни одно из которых не подтвердило хоть какое-то увеличение прибыли в компаниях с «разнообразным» составом совета директоров, скорее наоборот. Возможно, дело в составе изучавшихся компаний и представленных там женщин. Поразмышляв немного над логикой перечня, нахожу целесообразным предложить небольшое дополнение. Уважаемый Goldman Sachs, женщины должны быть не абы какие, а русские. Во-первых, это красиво. Во-вторых, только у русских женщин в анамнезе хождение по горящим избам и отлов скачущих коней — поверьте, это весомый навык, свидетельствующий о комплексном подходе к решению экологических проблем. И мы в меньшинстве — много ли международных компаний, где в совете директоров есть русская женщина? Вряд ли хотя бы одна найдется.

Но возвращаясь к капитализму. Меня Давос в этом году заинтересовал тем, что за несколько месяцев до самого форума на его сайте были опубликованы материалы, посвященные так называемому «капитализму стейкхолдеров». Заинтересовали не сами материалы (честно сказать, ничего особо нового в них не было), а тот факт, что организаторами в качестве повестки выбрана тема 40-летней выдержки (по словам Клауса Шваба, президента ВЭФ и главного идеолога «капитализма стейкхолдеров», этот сюжет присутствует в повестке Давоса с 1973 г.). Можно было бы списать этот факт на желание обсудить текущий статус и отсутствие новых серьезных трендов в сфере корпоративного управления (за исключением цифровизации), если бы не одно «но». Год назад этот же вопрос обсуждался на американском Business Roundtable, по итогам которого более 180 акул американского капитализма, включая главу Amazon Джеффа Безоса, исполнительного директора American Airlines Дага Паркера и руководителя банка JPMorgan Chase Джеймса Даймона, приняли итоговый меморандум примерно с тем же содержанием, что и материалы Давосского форума. Тактические цели того, зачем это было сделано, прояснились уже на Давосе. Вот пара выдержек из выступлений:

1Джозеф Стиглиц, нобелевский лауреат по экономике, в интервью DW (непрямая речь): не могу сказать, как будет развиваться ситуация с заявленным капитализмом стейкхолдеров, но все понимают, что «акционерный капитализм» довел до экологической катастрофы, социального расслоения, финансового кризиса и пр.

2Ларри Финк, CEO крупнейшего в мире фонда по управлению активами BlackRock: «Компании, не принимающие устойчивое развитие всерьез, в будущем могут столкнуться с проблемами при поиске финансирования».

Мариана Мадзукато, экономист: «Правительства должны пересмотреть принципы инвестирования в экономику, в частности, установить сопутствующие требования. Предоставление денег компаниям делает их (правительства) стейкхолдерами. Например, правительство Германии связывает государственные займы металлургическим компаниям с обязательствами о снижении выбросов углекислого газа… Поставьте условия. Либо они делают это, либо смерть. Это то, что мы делаем в других областях. Нельзя, например, злоупотреблять детским трудом на предприятии. Подобные вещи должны быть обязательными на уровне закона».

Некая НКО World Benchmarking Alliance (WBA) заявила о разработке рейтинга, целью которого по сути является «оцифровка» социальных обязательств наиболее влиятельных компаний и контроль за их реальным исполнением.

Механизм понятен и имеет очевидное сходство с внедрением присутствия геев в советах директоров (и, видимо, то же место рождения): публичное озвучивание тезисов на самом высоком уровне, подбор «агентов влияния», посредством которых можно воздействовать, законодательное регулирование (применительно к США, с распространением требований на международном уровне и навязыванием собственной юрисдикции).

Основной вопрос, который пока остается за кадром, что / кто за этим стоит и чего в конечном итоге добивается. В то, что американский бизнес повел себя подобно унтер-офицерской вдове и добровольно обещал заботиться о поставщиках, работниках и прочих важных сферах государственной социальной политики, верится с трудом. До сих пор любые научные подтверждения выгодности «эквивалентного» поведения (tit for tat strategy) разбивались о социальную психологию, ярким проявлением которой является «дилемма заключенного», т. е. о проблему отсутствия полного доверия к партнеру или конкуренту. Не знаю, насколько случайно, но именно на тему доверия на днях был опубликован доклад Edelman Trust Barometer, исследующий уровень доверия граждан разных стран к правительству, НКО, ООН и представителям бизнеса. Угадайте, в какой стране самый низкий уровень доверия к любому из перечисленных институтов? Да, в России. Жизнь научила. Во всем нужно искать скрытые мотивы. Зато с оптимизмом у нас все хорошо (а как иначе?). Продолжаем следить за событиями.

Статья была опубликована в журнале Legal InsIght № 01 (87) 2020)

Leave a Comment