Вред природе: доказать и возместить

In Topics, Без рубрики, Статья by Анна0 Comments

Поделитесь:

За последние несколько лет одной из наиболее активно развивающихся категорий споров в российской судебной практике стали споры о возмещении вреда, причиненного окружающей среде. Судебная активность Росприроднадзора существенно возросла: только за последние годы Росприроднадзором инициированы споры о возмещении вреда окружающей среде на сумму более 150 млрд рублей. В чем особенности споров о возмещении вреда окружающей среде и как развивается судебная практика по данной категории дел, рассказывает Азат Ахметов. (Статья была опубликована в ноябрьском журнале LEGAL INSIGHT № 9 (105) 2021)

Данная категория споров отличается невероятно сложным набором фактических обстоятельств, колоссальным размером заявленных сумм требований, ожесточенными судебными баталиями, переплетением гражданского, административного и уголовного судопроизводства, необычным по сравнению с классическими спорами о возмещении убытков распределением бремени и предмета доказывания. Рассмотрим подробнее, с чем связаны особенности подобных споров.

С одной стороны, иски о возмещении вреда окружающей среде все еще являются исками о взыскании убытков с обычным предметом доказывания. Как указано в п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 30.11.2017 No 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» (далее — Постановление No 49), по смыслу ст. 1064 ГК РФ, ст. 77 Закона No 7-ФЗ лицо, которое обращается с требованием о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, представляет доказательства, подтверждающие наличие вреда, обосновывающие с разумной степенью достоверность его размера и причинно- следственную связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом. Между тем имеются существенные особенности, которые не позволяют назвать данную категорию споров классическими спорами о взыскании убытков.

Доказывать — кому?

Бремя доказывания Росприроднадзора по спорам о возмещении вреда окружающей среде существенно облегчено.

Как указано в том же п. 7 Постановления No 49, в случае превышения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду предполагается, что в результате их действий причиняется вред (ст. 3, п. 3 ст. 22, п. 2 ст. 34 Закона об охране окружающей среды). Бремя доказывания обстоятельств, указывающих на возникновение негативных последствий в силу иных факторов и (или) их наступление независимо от допущенного нарушения, возлагается на ответчика. Иными словами, отсутствие вреда в этих случаях доказывается ответчиком, что не соответствует классическим канонам. Стоит отметить, что ранее как раз сложнодоказуемость последствий в виде вреда окружающей среде с учетом способности природы к самовосстановлению и существенного растягивания данных последствий во времени являлись частым основанием для отказа во взыскании компенсации за вред, причиненный окружающей среде.

Несмотря на данную презумпцию, необходимо помнить, что она является опровержимой. Ярким примером опровержения данной презумпции служит, например, дело No А40-155351/2020, в котором Арбитражный суд Московского округа справедливо отметил, что Законом установлена опровержимая презумпция причинения вреда при превышении нормативов допустимого воздействия на окружающую среду. Как указал суд, данная презумпция является опровержимой, поскольку в этом же пункте Постановления No 49 разъяснено, что бремя доказывания обстоятельств, указывающих на возникновение негативных последствий в силу иных факторов и (или) их наступление независимо от допущенного нарушения, возлагается на ответчика.

С учетом данных разъяснений суды обоснованно заметили, что концентрация загрязняющих веществ в воде реки Лихоборка выше выпуска предприятия либо больше, либо равна концентрации загрязняющих веществ в точке сброса (с учетом погрешности измерений). Данное обстоятельство свидетельствует о том, что в результате сброса сточных вод через водовыпуск не произошло ухудшения качества воды реки Лихоборка.

Кроме того, суды отметили, что в ходе проверки Управление не определяло последствий сброса предприятием сточных вод в реку Лихоборка, а в материалах дела отсутствуют протоколы испытаний природной воды, отобранной ниже по течению после водовыпуска. В связи с этим суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии негативного влияния сточных вод, сбрасываемых предприятием, на водный объект и отказали Управлению в удовлетворении заявленных требований. Еще дальше в толковании п. 7 Постановления No 49 пошел Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, который в деле No А32-40202/2019 указал, что названные разъяснения не свидетельствуют об отсутствии у ответчика по спорам данной категории возможности доказывать по деликтному иску отсутствие вредных для окружающей среды последствий (даже в случае установленного превышения нормативов допустимого воздействия на окружающую среду).

Однако в большинстве случаев на практике норма п. 7 Постановления No 49 работает таким образом, что истцу в лице Росприроднадзора достаточно предоставить лишь косвенные доказательства наличия вреда окружающей среде — подготовленные ведомственной организацией (ЦЛАТИ) результаты анализов проб объекта негативного воздействия, из которых будет следовать, что содержание загрязняющих веществ в этих пробах больше, чем предусмотрено в установленных нормативах допустимого воздействия на окружающую среду или в неких фоновых пробах, которые, как правило, отбираются Росприроднадзором произвольно, иногда вовсе без участия предполагаемого нарушителя. Обычно судам бывает достаточно данных доказательств для привлечения причинителя вреда к ответственности. При этом в судах уральского арбитражного округа, например, выработан подход, в соответствии с которым при представлении Росприроднадзором доказательств превышения установленных нормативов «доказательств какого-либо очевидного изменения в почве или окружающей среде, что могло бы говорить о деградации естественных экологических систем и истощении природных ресурсов», не требуется.

Как рассчитывается размер вреда

Размер вреда, причиненного окружающей среде, установлен законодателем заранее в соответствующих таксах и рассчитывается согласно установленным методикам.

Конституционный Суд РФ в Определении от 21.12.2011 No 1743-О-О отметил, что окружающая среда, будучи особым объектом охраны, обладает исключительным свойством самостоятельной нейтрализации негативного антропогенного воздействия, что в значительной степени осложняет возможность точного расчета причиненного ей ущерба. Учитывая данное обстоятельство, федеральный законодатель определил, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии — исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (ст. 77 Закона об охране окружающей среды).

В нашумевшем Постановлении Конституционного Суда РФ от 02.06.2015 No 12-П было также указано, что особые характеристики вреда, причиненного окружающей среде, который не поддается в полной мере объективной оценке (в частности, по причине отдаленности во времени последствий правонарушения), влекут за собой и применение особого, условного метода определения его размера.

С учетом данных, сформулированных Конституционным Судом РФ позиций лица, причинившие вред окружающей среде, оказываются заложниками механизмов расчетов, прописанных в соответствующих методиках. При этом данные механизмы расчетов являются очень спорными и нередко приводят к фактическим двойным взысканиям, как, например, в деле No А75-474/2019.

В рамках данного дела ответчик допустил нефтезагрязнение лесного участка, однако по требованию Росприроднадзора о возмещении вреда почвам провел рекультивацию загрязненных земель и возместил нанесенный почвам вред в денежной форме. Данное обстоятельство, однако, не помешало Росприроднадзору предъявить еще одно требование о возмещении вреда, нанесенного окружающей среде, а именно среде обитания объектов животного мира, относящихся к беспозвоночным животным.

Суды трех инстанций пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для возложения на ответчика обязанности по возмещению вреда, так как обществом правомерно проводились работы по рекультивации, в ходе которых вред, нанесенный почвам, а значит, и среде обитания беспозвоночных животных, был устранен. Между тем СКЭС ВС РФ в Определении от 23.07.2020 No 304-ЭС20-737 по делу No А75-474/2019 отменила судебные акты, поскольку объекты животного мира и среда их обитания являются иным компонентом природной среды, нежели почвы, вред которым уже был возмещен ответчиком, и указала, что ответчик должен возместить и ущерб, исчисленный в соответствии с методикой расчета вреда, нанесенного объектам животного мира.

Восстановить нельзя заплатить: где запятая?

Возмещение вреда в виде восстановления нарушенного состояния природной среды не является гарантией защиты от денежных требований Росприроднадзора.

В пункте 13 Постановления No 49 указано, что возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды (ст. 1082 ГК РФ, ст. 78 Закона No 7-ФЗ). Выбор способа возмещения причиненного вреда при обращении в суд осуществляет истец.

В этой связи возникает вопрос о том, подлежит ли взысканию вред в случае фактического восстановления нарушенного состояния природной среды, например, путем проведения рекультивационных мероприятий. СКЭС ВС РФ в Определении от 26.11.2018 No 304-ЭС18-11722 по делу No А67- 791/2016 сформулировала следующую правовую позицию: «Если восстановление состояния окружающей среды, существовавшего до причинения вреда, в результате проведения восстановительных работ возможно лишь частично (в том числе в силу наличия невосполнимых и (или) трудновосполнимых экологических потерь), возмещение вреда в соответствующей оставшейся части осуществляется в денежной форме».

Между тем на практике данная позиция фактически дестимулирует нарушителей к устранению вреда окружающей среде в натуральной форме, поскольку, если стоимость проведенных восстановительных работ меньше размера вреда, который может быть рассчитан по соответствующим таксам и методикам, разница между данными сумма- ми с большой долей вероятности будет довзыскана с причинителя вреда. Возможность подобных взысканий обосновывается судами тем, что помимо восполнимого экологического вреда, который характеризуется возможностью восстановления нарушенного состояния природной среды, в результате ведения хозяйственной деятельности окружающей среде может быть причинен трудновосполнимый и невосполнимый вред. Проявление последствий причинения вреда окружающей среде в силу своей природы не может иметь четко определенных временных и пространственных границ.

Важно понимать, что взыскание вреда сверх затрат на восстановительные работы возможно только при условии, что доказано существование невосполнимых и (или) трудновосполнимых экологических потерь, на что, например, обращено внимание в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.06.2021 по делу No А75-11231/2018: «При новом рассмотрении дела Управление уточнило предмет исковых требований и просило возместить причиненный вред окружающей среде в денежной форме, однако в нарушение ст. 65 АПК РФ и разъяснений, изложенных в п. 17 Постановления No 49, не представило доказательств, свидетельствующих о наличии конкретных невосполнимых и (или) трудновосполнимых экологических потерь, требующих компенсации вреда в оставшейся (невозмещенной) части в денежной форме…»

Leave a Comment